Среда, 19.09.2018, 16:46
Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость
Главная | Мой профиль | Регистрация | Выход | Вход
село Щелкун

Главная » 2016 » Июнь » 6 » "Ностальгия" по сталинским временам.
08:46
"Ностальгия" по сталинским временам.
Загадка рейтинга Сталина: часть I



Почему в современной России «вождь народов» опять «живее всех живых»

Грозный лик Иосифа Сталина, вновь вырвавшийся на божий свет из-за облупления штукатурки в московском метро, — из миллиона российских первоапрельских розыгрышей-2016 именно эта «шутка» оказалась, на мой взгляд, наиболее яркой и громкой. И причина такого успеха — не только в богатой фантазии авторов розыгрыша. Причина в том, что «шутка» с вновь проступающим ликом «отца народов» идеально попала в такт с реальными современными российскими общественными тенденциями.

В 1956 году на ХХ съезде КПСС Иосиф Сталин был свергнут с пьедестала всеобщего почета и почитания. В 2016 году процесс ползучего возвращения генералиссимуса на этот пьедестал уже невозможно игнорировать. Согласно данным опроса «Левада-центра», этой весной доля тех, кто или безусловно положительно, или скорее положительно относится к Сталину, составила 54% населения страны. В современной истории России это абсолютный максимум. При этом число тех, кто считает, что сталинские репрессии были политическим преступлением, у которого нет оправдания, напротив, ощутимо сократилось. В августе 2007 года так думали 72% граждан РФ. В марте 2016 года аналогичный показатель составил всего 45%.

Сталин возвращается в нашу жизнь. Возвращается в виде новых памятников и лица на огромных рекламных щитах. Возвращается в виде «политического талисмана» ведущей оппозиционной партии страны КПРФ и в виде символа желательной траектории развития России. Что стоит за этим процессом? И несет ли он в себе угрозу для государства и общества?

О сталинизме без истерики

«Иногда Болдуин случайно натыкался на истину. Но он очень быстро брал себя в руки и убегал прочь, как будто ничего и не случилось» — так великий британский политик Уинстон Черчилль охарактеризовал одного из своих предшественников на посту премьер-министра Стэнли Болдуина. Мне кажется, что отношение очень многих нынешних граждан РФ к Иосифу Сталину сильно смахивает на повадки этого лондонского государственного деятеля.

«Я под впечатлением смерти великого человека. Думаю о его человечности» — так будущий академик и моральный лидер советского демократического движения Андрей Дмитриевич Сахаров описал в марте 1953 года в письме жене Клавдии свою реакцию на смерть Сталина. Как наглядно показывает этот пример, у миллионов людей, впавших в тот момент в состояние глубокого психологического шока, не было никакой возможности составить объективное представление о Сталине и сталинизме.

Конечно, все тогдашние граждане СССР варились в совсем не сладкой сталинской действительности. Но они в течение многих лет подвергались ежедневному, ежеминутному и ежесекундному «облучению» со стороны аппарата тоталитарной пропаганды. Они не очень представляли себе, что действительность может и должна быть совсем другой. Разумеется, и в то время были люди, которые все видели и все понимали. Но эти люди либо благоразумно держали рот на замке, либо отправлялись в места не столь отдаленные — и это в самом лучшем случае.

Как напомнил мне член правления международного правозащитного фонда «Мемориал» Ян Рачинский, в современной России проблема дефицита объективной информации о временах правления «отца народов» тоже еще далеко не изжита: «У нашего общества по-прежнему нет адекватного представления о сталинских преступлениях. Многим ли, например, известен такой факт: как минимум 670 тысяч человек было расстреляно при Сталине просто так — даже без чисто формального решения суда, по заочным постановлениям внесудебных органов?»

Но у жителей современной России есть все возможности, ничем не рискуя, составить объективное представление о Сталине. Один клик компьютерной мыши, и в твоем распоряжении неопровержимые данные о чудовищных злодеяниях «отца народов». Как мы должны относиться к тому, что свободный доступ к информации о сталинских преступлениях, похоже, никак не влияет на его «рейтинг»? Для меня этот факт является источником очень большого огорчения. Но мое огорчение не смешано с возмущением или даже с удивлением. Я не считаю, что нынешний высокий уровень популярности Сталина является следствием некоего «странного дефекта» нашего национального сознания или доказательством «врожденной склонности» российского населения к тоталитаризму.

Я убежден, что завидный уровень поддержки Сталина — это очень сложное и внутренне неоднородное явление, частично вызванное абсолютно объективными причинами. До сути этого явления нужно обязательно докопаться — без истерики и поспешного навешивания ярлыков. А стартовой точкой этих «раскопок» должна, на мой взгляд, стать попытка ответить на следующий вопрос: стоит ли за высокой популярностью Сталина реальное желание российского населения вернуть в нашу жизнь порядки сталинского времени?

У отдельных фанатиков из числа фанатов генералиссимуса такое желание точно есть. Но если говорить об основной массе тех, кто заявляет в современной России о своем положительном отношении к Иосифу Сталину, то на этот вопрос можно ответить только отрицательно. «Искренним сталинистом может считаться лишь тот, кто готов в любой момент превратиться в лагерную пыль — превратиться ни за что, за просто так. Все остальное — дешевая и бессовестная демагогия», — сказал мне российский политолог Олег Солодухин.

«Люди стремятся не в сталинскую эпоху, а в тот удобный и комфортный миф, которым сегодня окружены период социализма вообще и сталинская эпоха в частности».

Уверен, что на уровне логики этот тезис вызовет у современных российских поклонников Сталина яростное несогласие. Но на уровне инстинктов с подобной точкой зрения Олега Солодухина, похоже, солидарна очень значительная часть нынешних российских «сталинистов». Иначе как еще можно объяснить, например, такой любопытный социологический феномен: на заданный «Левада-центром» весной этого года вопрос: «Вы лично хотели бы жить и работать при таком руководителе страны, как Сталин?» — положительно или скорее положительно ответили всего лишь 23% опрошенных.

Несовпадение получается, вам не кажется? В принципе к Сталину положительно относятся свыше половины граждан России. Но жить и работать при таком лидере, как он, стремится на целых 30% меньше. О чем же свидетельствует такая «сумасшедшая арифметика»? Мне кажется, что ключ к пониманию ситуации можно найти в следующих словах Олега Солодухина: «Люди стремятся не в сталинскую эпоху, а в тот удобный и комфортный миф, которым сегодня окружены период социализма вообще и сталинская эпоха в частности. В принципе, иногда складывается впечатление, что в сознании людей мы сегодня снова живем в социалистическом СССР, а не в демократической рыночной России».

Подобное поведение российского населения может показаться глубоко инфантильным. Но если копнуть еще глубже, то картина изменится самым радикальным образом. Частичное размывание грани между реальной историей и мифом — это вовсе не наша исключительная российская особенность, а феномен общемирового масштаба.

Особенность современной китайской массовой культуры — это вездесущность образа «великого кормчего» Мао Цзэдуна. В Поднебесной лик покойного вождя присутствует везде: на чайных кружках, на футболках, в песнях популярных поп-исполнителей, на магазинных вывесках... И причина такого положения дел кроется вовсе не в какой-нибудь секретной директиве современных лидеров страны из ЦК компартии. Причина — в том, что образ Мао реально затребован и бизнесом, и населением. Но означает ли это, что многие в современном Китае реально хотят вернуться во времена правления «великого кормчего»: во времена искусственно созданного голода, провальных экономических экспериментов, жестокой диктатуры и массового уничтожения населения? Да ни в жизни!

Допустим, что кто-то сочтет Китай плохим примером. Мол, эта страна обладает сходным с Советским Союзом негативным политическим опытом и по-прежнему является однопартийной диктатурой. Хорошо, приведу тогда пример из опыта страны, которая в главах многих является образцом демократии, — США. Особенностью американского Юга уже давно является обилие флагов Конфедерации: объединения 11 южных американских штатов, которые в 1861 году отделились от США и повели против Вашингтона войну с целью защиты рабовладения.

В период Второй мировой войны некоторые укомплектованные уроженцами Юга армейские и флотские подразделения вели боевые действия под флагом Конфедерации. В 1961 году флаг Конфедерации был официально поднят над зданием органов власти штата Южная Каролина. Решение о его снятии было принято лишь 39 лет спустя. Элементы флага Конфедерации стали составными частями флагов некоторых южных штатов. Даже сегодня автовладельцы в штатах Алабама, Джорджия, Луизиана, Миссисипи и некоторых других имеют право потребовать, чтобы на номерных знаках их машин красовалось изображение флага Конфедерации. Следует ли из всего этого делать вывод, что американский Юг вновь не прочь отделиться от США и ввести у себя рабовладение? Думаю, что подобный вопрос даже не заслуживает серьезного ответа.

В чем же природа феномена, который, как мы могли убедиться, наблюдается и в России, и в Китае, и в США? Я думаю в том, что человек — это создание изначально несовершенное. И частью этого нашего несовершенства является склонность к черно-белому и однозначному восприятию окружающего мира. Готовность понять и принять все нюансы и оттенки прошедшей исторической эпохи, всю ее неизбежную противоречивость и сложность — это удел либо тех, кто жил в эту эпоху, либо глубоких специалистов. Когда в силу естественного процесса смены поколений люди, жившие в ту или иную эпоху, уходят со сцены, в глазах остальных эта историческая эпоха превращается в своего рода абстракцию.

Что-то подобное, с моей точки зрения, и произошло в современной России в отношении сталинской эпохи. Людей, чья сознательная взрослая жизнь пришлась на времена правления «отца народов», к сожалению, осталось уже не очень много. А там, где нет знания и опыта, обязательно есть миф. Но вот почему этот миф оказался настолько просталинским? Почему времена правления жестокого диктатора воспринимаются сейчас как некий эталон «золотого века»?

Анатомия мифа

«Вы когда-нибудь слышали о человеке, который, избавившись от фурункула на шее, хочет вернуть его обратно?» — так британский премьер-министр начала ХХ века лорд Солсберри однажды ответил на вопрос о том, есть ли у него желание вернуть в свое правительство экстравагантного экс-министра финансов лорда Рэндольфа Черчилля (отца знаменитого Уинстона). Как мы уже установили, российское общество в реальности вовсе не хочет вернуть в свою жизнь «фурункул сталинизма». Но в чем причина увлеченности российской публики этим «фурункулом»? Почему к нему относятся с такой теплотой? Давайте начнем наше путешествие по лабиринтам российского общественного массового сознания или, может быть, даже подсознания.

Главная историческая заслуга нашей страны в ХХ веке — это победа в Великой Отечественной войне, разгром нацизма. По моему глубокому убеждению, в войне наша страна победила не благодаря, а вопреки Сталину. Но, увы, разорвать в массовом сознании формальную логическую связку между Сталиным и Победой не получится, скорее всего, никогда. 9 мая 1945 года именно Иосиф Сталин был Верховным главнокомандующим нашими вооруженными силами. Этот факт, который останется в истории навсегда, сегодня объективно работает на рейтинг «отца народов».

Все уже свыклись с тем, что мы живем в эпоху новой холодной войны. А когда началась «старая» холодная война? Правильно, в период правления Сталина. Конечно, различий между двумя холодными войнами ничуть не меньше, чем сходных черт. Например, в нынешней холодной войне напрочь отсутствует такой «стержень» предыдущей схватки, как смертельное соревнование между двумя жизненными укладами — капитализмом и коммунизмом. И это кардинальным образом меняет суть конфликта, делает его похожим не столько на холодную войну сталинского образца, сколько на традиционную «старомодную» борьбу за раздел зон влияния. Но внешне вторая холодная война все равно очень сильно смахивает на первую. Это обстоятельство тоже объективно повышает рейтинг Сталина.

«Послушайте! Ведь если звезды зажигают — значит, это кому-нибудь нужно? Значит, кто-то хочет, чтобы они были? Значит, кто-то называет эти плевочки жемчужиной?» — написал в 1914 году будущий великий поэт ленинской и сталинской эпох Владимир Маяковский. В современной российской реальности у всемерного «зажигания сталинской звезды» есть вполне конкретный политический интересант. Этот интересант — главная системная оппозиционная партия страны — КПРФ.

Если проштудировать речи, статьи и книги Геннадия Зюганова, то невозможно не заметить: об «отце народов» он высказывается исключительно в восторженных тонах: «Сталин был великим революционером потому, что он был великим патриотом, ровно как и наоборот... Его кредо было глубоко марксистским и патриотическим, отвечающим судьбе и духу России». Такая позиция позволяет Зюганову сохранять поддержку ядра своего электората: тех 10–15% населения России, для которых Сталин — это самое святое и самое дорогое.

Одновременно подобное отношение к лидеру, который утопил нашу страну в крови, не позволяет КПРФ приобрести новых избирателей, прорваться в принципиально иное политическое пространство, избавиться от имиджа архаичной политической силы. Но думается, что подобный баланс плюсов и минусов Зюганова вполне устраивает. Начиная с 1996 года КПРФ на деле борется не за власть, а за право оставаться «вечно вторым» — главным официальным спарринг-партнером власти.

Вот они, три главных источника популярности Сталина в современной России, три главных элемента сталинского мифа. Но что это? Вас не покидает чувство легкой неудовлетворенности? Вам кажется, что мы упустили нечто важное — еще одну ключевую составляющую сталинского мифа? Если дело обстоит таким образом, то вы абсолютно правы. У сталинского мифа есть еще и четвертый элемент — элемент, без которого три его «коллеги» не смогли бы оказать столь мощного воздействия на наше массовое сознание.

Суть этого элемента я для себя сформулировал так: острейший морально-идейный кризис главного носителя антисталинских настроений в обществе — демократических сил России. «У меня не от вас мандат, у меня более высокий мандат — от народа» — когда в 1989 году академик Андрей Сахаров бросил на съезде народных депутатов СССР эту хлесткую фразу в лицо Горбачеву, у него были все основания для подобного заявления. Демократы в тот момент однозначно владели в нашей стране политической инициативой.

В 1953 году будущий моральный лидер демократического движения Андрей Сахаров отреагировал на смерть Сталина так: «Я под впечатлением смерти великого человека».

У демократов были привлекательные идеи и лозунги — манящий «образ желаемого завтра», как модно выражаться сейчас. У них были фигуры общенационального масштаба, чей моральный авторитет мало кто рисковал подвергать сомнению: тот же Андрей Сахаров, Дмитрий Лихачев... У них был опытный политик, который казался идеальным кандидатом на высшие должности в стране: Борис Ельцин. У них была мощная поддержка населения.

А что мы в этом плане имеем сейчас? С моей точки зрения, мы имеем даже не просто полный ноль, а отрицательную величину. Какими, например, «привлекательными идеями» кроме «долой Путина!» располагают в данный момент российские демократические силы: «Крым — не наш?» России пора отказываться от своего национального суверенитета и переходить на внешнее управление международных структур? Неужели кто-то всерьез считает, что с помощью подобных идей можно завоевать поддержку общества?

В 1983 году британская лейбористская партия опубликовала свою предвыборную программу, которая предусматривала односторонний отказ от ядерного оружия, повторную приватизацию промышленных отраслей, которые пришли в упадок под управлением государства, и иные крайне непопулярные в обществе меры. Член парламента от лейбористов Джеральд Кауфман охарактеризовал тогда программу своей собственной партии так: «Самая длинная предсмертная записка в истории!» И действительно, лейбористы четыре раза подряд проиграли выборы и целых 18 лет не могли вернуться во власть.

«Равнение на Сталина» обрекает КП РФ на пребывание в «политическом гетто»: ядро избирателей сохраняется, но новые сторонники не привлекаются.

Сегодня Джеральд Кауфман по-прежнему заседает в британском парламенте. И я хочу его то ли обрадовать, то ли огорчить: «рекорд», о котором он объявил 33 года тому назад, побит. Побит российскими демократами, которые заплутали во времени и пространстве и создали, таким образом, идеальную питательную среду для возрождения просталинских настроений в стране.

Как заметил еще великий древнегреческий философ Аристотель в четвертом веке до нашей эры, «природа не терпит пустоты». Вакуум, который образовался в идеологической сфере России из-за интеллектуального ступора российских демократических сил, был стремительно заполнен просталинскими мифами. И обвинить в подобном положении дел кого-то другого — например, власть, которая якобы скрыто потворствует возрождению просталинских настроений, — с моей точки зрения, не получится.

Будучи очень искушенным и умелым политиком, Владимир Путин по максимуму использует советский период нашей истории для максимизации общественной поддержки своего внешнеполитического курса. Однако позиция ВВП по поводу сталинских репрессий всегда была очень четкой и совершенно определенной: «Сталин, безусловно, был тираном, многие говорят — преступником... Бесконтрольность, режим личной власти неизбежно развязывает руки для преступлений. В сталинскую эпоху их было предостаточно: это политические репрессии, депортации целых народов. Это заслуживает принципиальной оценки».

Ни при Хрущеве, ни при Горбачеве, ни при Ельцине государство так и не заботилось строительством в Москве масштабного памятника жертвам политических репрессий. При Путине такой памятник должен появиться. В 2014 году ВВП дал соответствующее указание. И в октябре 2017 года монумент должен быть установлен на пересечении Садового кольца и проспекта Академика Сахарова. Любопытная деталь: крупное денежное пожертвование в фонд сооружения этого памятника сделал в том числе и «король российской публичной политики» — первый замглавы кремлевской администрации Вячеслав Володин. Предки Володина тоже были среди тех, по кому прокатился каток сталинских репрессий...

Однако неспособность сыграть роль антисталинского «противовеса» — это, как мне кажется, еще не главное «прегрешение» российских демократических сил. Неспособность российских демократов заглянуть за кулисы феномена популярности Сталина в современной России, понять глубинный смысл проходящих в нашем государстве политических процессов — вот что я считаю их более серьезной и опасной для страны ошибкой.

Михаил Ростовский

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №27119 от 6 июня 2016 Места: Россия

http://www.mk.ru/politics/2016/06/05/zagadka-reytinga-stalina-chast-i.html
Категория: копирайт | Просмотров: 274 | Добавил: Nostalgia | Рейтинг: 1.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Категории раздела
Новости сайта [9]
копирайт [381]
то,что мне показалось интересным!
Форма входа
Мини-чат
200
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Поиск
Календарь
«  Июнь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Архив записей
Наши друзья
  • История храмов Екатеринбургской епархии.
  • наш Уралмаш
  • улицы Уралмаша
  • Подслушано Щелкун
  • статистика
    Яндекс.Метрика Индекс цитирования.
    Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • К сведению
    Сайт села Щелкун.При использовании материалов ссылка на http://щелкун66.рф/ обязательна.Все материалы, размещенные на сайте, принадлежат их владельцам и предоставляются исключительно в ознакомительных целях. За статьи и комментарии пользователей администрация ответственности не несет. Если Вы обнаружили на Нашем сайте свою работу,размещённую без Вашего разрешения,просьба связаться с Администрацией сайта для удаления материалов либо их редактирования.
    проверка
    Auto Web Pinger
    село Щелкун © 2018
    Яндекс.Метрика