Вторник, 16.07.2019, 22:26
Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость
Главная | Мой профиль | Регистрация | Выход | Вход
село Щелкун

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Форум » село Щелкун » Творчество наших читателей. » Орлова Валентина Степановна (рассказы)
Орлова Валентина Степановна
SvetaДата: Среда, 03.07.2013, 15:29 | Сообщение # 31
!!!!!!!!!
Группа: Проверенные
Сообщений: 1061
Статус: Оффлайн
Мне очень понравился ваш рассказ, Валентина Степановна, жаль, что так трагично закончилась эта история.
 
ДедалДата: Пятница, 26.07.2013, 18:40 | Сообщение # 32
!!
Группа: Проверенные
Сообщений: 29
Статус: Оффлайн
ПОСЛЕДНИЙ
Валентина Орлова

Не спалось. Ночь была жаркой и душной. Я встала, посмотрела на часы, был второй час, села у открытого окна. Неоновые огни рекламы банков, магазинов, баров расцвечивали яркой радугой улицу, которая ночью от этих ослепительных красок казалась загадочной и незнакомой.
Из переулка вышла группа молодежи. Визг, смех, звон гитары, песни. Юная, веселая, нарядная, беззаботная компания. По доносившимся репликам я поняла, что они возвращаются с выпускного бала.
Я долго с грустью смотрела им вслед. Вспомнился свой выпускной бал. Как давно это было. Были мы тогда такие же юные, веселые, беззаботные.
Мы, наконец, получили долгожданные аттестаты зрелости. Казалось, так долго тянулись школьные годы, устали от учебы, от учителей. Хотелось скорей вырваться на свободу. А когда все это уже было позади, стало очень грустно.
У нас был замечательный, очень дружный класс, и так не хотелось расставаться, неизвестно, куда забросит нас судьба, и увидимся ли мы снова. В нашем небольшом городке не было ни техникумов, ни вузов. Все разъезжались по разным городам продолжать дальнейшую учебу. Едва оперившиеся птенчики вылетали из родного гнезда и не знали, что ждет их впереди. После выпускного бала мы на автобусе поехали в красивейшее местечко «Лебяжье», которое находилось у подножия горы возле извилистой речки.
Мы устроились на поляне среди душистой скошенной травы и цветов. Разложили, на принесенной кем-то скатерти, закуску, соки, фрукты. И продолжили гулянье, уже без строгого пригляда учителей и родителей. Было всего 17 часов, у нас впереди был длинный вечер, а, может быть, и ночь.
Мы немножко взгрустнули – это было прощание не только со школой, друзьями, но и с детством, мы вступали во взрослую жизнь…
Кто-то включил преемник, грустные романсы соответствовали нашему настроению. Все разговоры крутились вокруг главной темы, кто, куда поедет учиться. Мы пытались представить, какие мы будем лет так через десять.
Особняком от нашей компании держалась влюбленная парочка – Нина и Сережа. Коренастый паренек, с густой щевелюрой русых слегка вьющихся волос. С прямым «точеным» носиком, и голубыми, как синь озер, глазами. Саша нравился многим девчонкам.
Но он еще с девятого класса был безумно влюблен в мою одноклассницу Нину. При виде ее он весь расцветал, в глазах загорались веселые звездочки, нежная улыбка не сходила с губ.
А сейчас в его глазах была такая тоска! Он печально смотрел на Нину и что-то тихо говорил. Странно было видеть его в таком угнетенном состоянии. Саша учился не в нашей школе, но мы жили по соседству, в детстве вместе играли в лапту, в прятки. Я его знала веселым, озорным, хулиганистым мальчишкой. А в этот день он был неузнаваем.
С Ниной я два года сидела за одной партой, это была самая начитанная девочка в нашем классе. Читала Тургенева, Гончарова, старинные французские романы, и сама была похожа на тургеневскую героиню. Романтичная, мечтательная натура, она больше витала в облаках, чем находилась на земле.
Невысокого ростика, худенькая, с двумя косичками, с близоруко прищуренными глазками, тихая и незаметная, она походила на серенькую мышку. Чем она покорила Сашино сердце? Не знаю. Но точно знаю, что это была его первая и последняя любовь.
В это лето он пообрывал почти все цветы в нашем городке, целыми охапками приносил их и бросал по ночам в открытое Нинино окно. А рано утром приходил, садился на бревна напротив ее дома и ожидал пробуждения своей любимой. В этот день они расставались. Нина уезжала в далекий город учиться, и он как будто предчувствовал, что теряет свою любовь навсегда.
Молодость брала свое. Мы пели, танцевали, веселились и не заметили, как яркий солнечный день сменился хмурым грозовым вечером. Грозы на Урале непредсказуемы. Ярко светит солнце, на небе ни облачка. Отличный жаркий день. И вдруг наступает тишина, затихает пение птиц и стрекотание кузнечиков, откуда-то появляются темные тучки на небе, облака быстро набухают, темнеют, и вот уже небо сплошным потоком дождя обрушивается на землю.
Первые, пока еще редкие капли дождя заставили нас срочно эвакуироваться с этого красивого уютного уголка природы. Мы не успели собрать свои вещи и уложить их в сумки, как «разверзлись хляби небесные», дождь хлынул сплошным потоком. Наши нарядные платьица вмиг превратились в жалкие тряпочки, плотно прилипшие к телу. От красивых причесок не осталось и следа.
Дождь лил такой плотной стеной, что мы едва различали стоявший недалеко автобус. Вбежав в автобус, мы сначала с удивлением рассматривали друг друга, потом начали хохотать. Да, мы были «хороши»…
В этот день, прощаясь, мы договорились сохранить нашу школьную дружбу, и кто бы, где бы ни был, как бы он ни был занят, 20 июня в 10 часов дня встречаться у нашей школы. Если не ежегодно, то хотя бы каждые пять лет. Организацию встреч взял на себя наш школьный лидер – неутомимый Денис.

Приехать в свой родной город я смогла только через три года. Я вышла замуж, родила дочку. Судьба забросила нас далеко на север. В назначенный день и час мы с мужем в волнении подошли к школе. Там уже собрались почти все наши бывшие «одноклашки». Мальчики возмужали, девочки расцвели, похорошели. Нас встретили громкими криками «Ура!» и бросились обнимать и целовать.
Как радостно было снова увидеть всех. Мы прошли в свой класс, расселись за свои парты. Вошла классная руководительница, мы встали. «Садитесь, дети», - улыбаясь. Сказала она. И обвела нас всех взглядом. Казалось, она сейчас вызовет кого-нибудь к доске и станет, как прежде, гонять по всему предмету. В класс вошли другие учителя, начались воспоминания. Оказалось, что три наших мальчика уже окончили училища: пограничное, летное, морское. Три парочки из нашего выпуска поженились (в том числе и мы с мужем). Я вспомнила Нину. Небось, с Сашкой уже женаты. Интересно, почему ее нет?
Я посмотрела в окно, дорога к школе была пуста, а во дворе школы, прислонившись к дереву, стоял Саша. Я извинилась перед ребятами и выскочила из класса. Саша, увидев меня, заулыбался, шагнул навстречу.
- Привет, Сашок! Ждешь Нину? Опаздывает? Ну, как она? – забросала я его вопросами.
- Привет, Танюша, с приездом, - он пожал мне руку. – О Нине я знаю так же мало, как и ты.
Мои брови удивленно взметнулись вверх.
- Она разве не приезжает сюда? У нее же здесь родители. Или вы поссорились и не встречаетесь больше?
- После первого курса Нина приезжала. Мы все лето провели вместе, облазили все ближайшие горы, ходили на Марков камень, на Тальков, на лодке трое суток путешествовали по реке. Незабываемое лето! И все… В прошлом году Нина в составе научной экспедиции от института на лето уехала на Дальний Восток. На письма не отвечает. Я хотел зимой взять отпуск и приехать к ней, но она позвонила, просила, чтоб я этого не делал. Вот такие дела, Танюша.
- Все в жизни меняется, Саша, за эти три года изменились и вы.
- Я не изменился, и для меня не существует других девчонок. Если Нина не приедет, я все равно поеду, и разыщу ее, где бы она ни была.
- А стоит ли, Саша? Нина же не хочет, чтоб ты приезжал и на письма не отвечает. Может быть, у нее давно уже другой парень? Посмотри, какие в нашем городе девчонки, глаз не оторвешь! Если все так складывается, постарайся выбросить ее из головы. Будь гордым, Саша, не унижайся!
Он опустил голову, поковырял носком ботинка землю, горько усмехнулся, тихо продекламировал:
- Да…
Гордым легче, гордые не плачут
Ни от ран, ни от душевной боли.
На чужих дорогах не маячат,
О любви, как нищие, не молят.
Это правда, гордым в жизни легче,
Вот только гордым сделаться непросто.

- Таня, ты скоро? Мы ждем тебя! – крикнули из окна.
- Иди, Танюша…, тебя уже заждались.
- Пока, Саша. Мы приехали надолго. Надеюсь, еще увидимся.
Я вошла в актовый зал, праздничные столы уже были накрыты. У микрофона стоял Денис и произносил торжественную речь.
Несколько раз за вечер я посматривала в окно, Саша все ходил по школьному двору, нервно закуривая одну сигарету за другой. Он ждал. Он еще надеялся на встречу со своей первой любовью, но Нина в это лето так и не приехала в свой родной город.
Мы каждое лето приезжали к родителям и встречались с одноклассниками. И каждый раз Саша бродил где-то поблизости, недалеко от нас. Он все ждал чуда, еще надеялся. Хотя уже знал, что Нина после третьего курса вышла замуж за военного летчика, перевелась на заочное отделение института, и уехала в Иркутск, где служил ее муж. Мы несколько раз пытались вовлечь Сашу в свою компанию, но он смущенно отказывался.

И вот круглая дата! Десять лет прошло после нашего выпуска. Денис постарался, чтобы собрать всех. Поместил в газете «Уральский рабочий» объявление о встрече, выслал всем пригласительные билеты. Мы заранее перечислили ему деньги на организацию вечера. Он заказал зал в ресторане, пригласил журналиста, самодеятельный хор города, баянистов.
Приехали почти все. И… Нина. Как она была хороша! Очаровательна, восхитительна, с утонченным вкусом одета! Это была светская львица. Я смотрела на нее, и не верила глазам своим, неужели эта ослепительная молодая женщина, та самая серая мышка, с которой мы сидели за одной партой.
Мы расцеловались.
- Нина, дорогая, я так рада видеть тебя! Почему ты никому не писала? Все новости о тебе мы узнавали от твоих родителей. Я очень часто о тебе вспоминала, особенно когда видела Сашу.
- Не надо о нем. Потом поговорим. Не береди душу, Вы все еще живете на Севере?
- Нет, в Ленинграде. У нас уже растут две дочки.
- А у меня, Танюша, растут два сына.
- Здорово! Поздравляю! Ты выглядишь великолепно!
- Ты – тоже.
Как только в ресторане мы уселись за столы, Денис потребовал, чтобы Нина первая рассказала о себе.
- Я работаю в университете, преподаю литературу. У меня два сына, и замечательный муж, которого я обожаю. Затем мы выслушали других, оказалось, что наш замечательный класс не подкачал. Один окончил аспирантуру Уральского горного института, защитил кандидатскую, пишет научные труды. Его жена – наша одноклассница, тоже защитилась и преподает в пединституте. В нашем выпуске были: начальник шахты, три педагога, летчик, конструктор, начальник цеха кондитерской фабрики, технолог, экономист, строитель, прораб и др. Наша школа могла гордиться нами.
Мы уже веселились три часа. После танцев я подошла к открытому окну, чтоб немного охладиться, и увидела на противоположной стороне улицы Сашу. Нарядный, возмужавший, со спортивной фигурой, на фоне белой «Волги» он смотрелся отлично.
Я подошла к Нине, молча взяла ее под руку и подвела к окну.
- Сашка!! Это же Сашка!! Боже! Как он изменился! Я не видела его целых девять лет! Ну-у, хорош! А откуда у него «Волга»?
- Служебная. Он работает начальником городской автобазы, - ответила я. Саша увидел нас. Одарив нас ослепительной белозубой улыбкой, помахал рукой. Нина тоже махнула рукой, с минуту постояла в нерешительности, затем, загадочно сверкнув глазами, шепнула:
- Танюша, я пойду. Завтра встречаемся на горе? Я буду обязательно, и она выскочила из зала.
В этот вечер мы отлично повеселились.
На следующий день в полдень все собрались на горе Бесеновке. С высоты наш город был как на ладони. Мы видели свою школу, завод, знаменитый на весь мир своими гидронасосами, лодочную станцию, кинотеатр.
Нина пришла в простеньком ситцевом сарафанчике, но все равно выглядела великолепно. Мы сфотографировались, пели песни под гитару, рассказывали о своих проказниках- детях. Затем все разбрелись по группам. Лишь Нина стояла одна у огромной сосны, задумчиво глядя на реку. Я подошла к ней.
- Красиво, правда? – Перед нами был великолепный уральский пейзаж. Скучаешь о нашем городе?
- Знаешь, стыдно признаться, но вспоминаю редко. Два сына, муж, работа, не хватает времени на воспоминания.
- И еще парикмахеры, массажисты, портнихи, - поддела я, обидевшись за свой город.
Она не обиделась, улыбнулась в ответ на мою реплику.
- Да, и на это тоже нужно время. Я работаю в университете и должна выглядеть соответственно.
- А как Саша?
- Я и не подумала, что у Саши все так серьезно. Ведь, прошло десять лет! Для меня Саша – это полудетская, романтически-восторженная первая любовь. Все мы в шестнадцать лет влюблены. Но эта школьная любовь потому и называется первой, что за ней приходит другая, сильная, всепоглощающая, безоглядная. Первая любовь остается с нами на всю жизнь, как что-то светлое, прекрасное, неповторимое. Но редко бывает, чтобы первая подростковая любовь была бы последней. Я вчера сказала Саше, что люблю своего мужа, что я счастлива. И пожелала ему скорее найти свое счастье.
- Бедный Сашок.
- Не надо жалеть его. Он сильный мужчина. И любовь не нуждается в жалости. Жалеть надо тех, кто не умеет по-настоящему любить.

Прошло еще 32 года… Мы постарели, обзавелись болячками, «девочки» ушли на пенсию, некоторые из нас стали вдовами. Наши «мальчики» тоже готовились стать пенсионерами.
В начале июня позвонил Денис и, как мог, уговаривал нас приехать.
- Ребята, я понимаю, мы стали тяжелые на подъем, и с деньгами у пенсионеров трудности, и болячки одолевают, но надо, обязательно надо еще раз встретиться. В этом году нам всем стукнет по 60 лет. Наши ряды поредели. Еще раз, последний раз, найдите в себе силы, приезжайте, не пожалеете. Отметим общий день рождения - 60 лет.
Уговорил. Мы стали собираться. Дети удивлялись: «Прошло 42(!!) года после окончания школы и вы все еще встречаетесь, и вам не лень тащиться в такую даль. А мы живем все в одном городе и ни разу не собирались, и даже не тянет. Так, с двумя-тремя поддерживаем связь по телефону и все».
- Вы – другое поколение. Мы росли во время войны. После войны. В голод, разруху, когда выше всего ценилась дружба, взаимопомощь, иначе бы не выжили. А сейчас у молодых на первом месте не друзья, а материальные блага. Появились странные для нас поговорки: «Хочешь потерять друга – одолжи ему денег», или еще: «Хочешь потерять друга – начни с ним общий бизнес». Для нас это дико. Мы этого не понимаем. А вы не понимаете нас.
И вот мы на Урале, В первые дни сходили на могилки своих родителей, навестили родственников. Прошлись по городу. За сорок лет город стал неузнаваем. Центр переместился в новостройки. Наши улочки с деревянными домишками оказались на окраине. Город стал многоэтажным, красивым. Построен новый кинотеатр, большие универсальные магазины, музыкальные и спортивные школы. Да, все стало другим.
И вот наступил день встречи. Мы проснулись рано, почему-то очень волновались. Из двух классов нас собралось всего человек двадцать.
Солидные, с лысинками и тучными животами мужчины, располневшие, поседевшие женщины. Что с нами стало?! Где те красивые и озорные девчонки и мальчишки? Да, время неумолимо. Мы, как малые дети, радовались этой встрече. И уже хвастались не своими детьми, а внуками, которые у всех были просто «необыкновенными».
Наш Денис Маркович арендовал на воскресенье столовую на заводе, где работал главным инженером, показал нам современные цеха, продукцию, которую выпускает завод, свою заводскую поликлинику на территории завода, красивый зал заседаний. Недалеко от завода в лесу был построен отличный спортивный комплекс.
И вот мы расселись за столы, выпили, захмелели. Стало шумно. Нам было о чем поговорить. Сидевшая рядом со мной Рита, вытащила из сумочки фотографию. На ней мы были запечатлены после последнего экзамена. На ступеньках школы в четыре ряда стояли мы, пока еще школьники, учителя, директор школы.
- Ты посмотри, какой кудрявенький был Сережа, просто очаровашка, а худющий-то! А теперь лысый толстенький. А Римма мало изменилась, все такая же худенькая и стройненькая. А вот ты, - Рита смотрела то на меня, то на фото. – Вообще-то, ты выглядишь неплохо, - вынесла она свое резюме. – Посмотри, какая была Нина, невзрачная, угловатая, а помнишь, она приезжала на десятилетие? Не узнать! Вот это метаморфоза: гадкий утенок превратился в белого лебедя!
Вспомнив о Нине, я встала, подошла к окну, я была уверена, что Саша здесь. Но его не было. Я вышла из столовой, посмотрела вокруг, на дорогу. Впервые за столько лет Саша не пришел. Вернувшись, я спросила у Риты, слышала ли она что-нибудь о Саше.
- Конечно. Мы видимся часто. Выйдем, я тебе все расскажу. Мы вышли в фойе, сели на диван.
- Саша в тридцать лет женился, жена попалась стервозная, вечно орет на всю улицу. У него - дочка.
- Слава Богу. Значит, успокоился, все хорошо.
- Да как сказать… Года три назад дочка вышла замуж, уехали в Ростов на Дону. Он затосковал, даже выпивать начал. А на днях уехал в Израиль
- Что?11 – вскрикнула я. – Как, Израиль?!! Он, что? С ума сошел? Он же русский уральский мужик, на кой черт ему чужая страна?!! Кому он там нужен? Не зная языка, поехать в чужую страну, да еще в таком возрасте! – У меня от волнения и возмущения даже перехватило дыхание, я закашлялась. – Ну, дает! Что он там потерял?
- Нину. В тридцать пять лет Нина стала вдовой. Ее муж-летчик разбился. Она осталась с двумя сыновьями. Родители мужа уже несколько лет жили в Израиле, неплохо там устроились. Они уговорили Нину переехать к ним, чтобы вместе вырастить детей и дать им хорошее образование. На днях я получила от нее письмо. Пишет, что сыновья выросли, разъехались: один – в Канаду, другой – в США. Нина похоронила свекра и осталась там одна одинешенька. Друзей не завела, русских там не очень-то балуют вниманием. Дети обещают со временем забрать ее к себе, но у нее единственное желание – вернуться на Родину. Но страшно в таком возрасте срываться с места, а тоска гложет, тошно жить. И куда ехать? Где жилье? И кто ее ждет на Родине?
Прочитала я ее письмо, наревелась. А потом позвонила Саше на работу, прочитала ему Нинино послание. Он выслушал, поблагодарил и положил трубку. А через два дня пришел ко мне за Нининым адресом, сказал, что оформляет визу и едет за ней.
- Да… Последний из могикан, повторила я. – Все, кто умели так любить, давно вымерли, как динозавры. Он последний. Всю жизнь любил и ждал… И вот дождался, в 60 лет… Вот и встретились два одиночества… Дай им, Бог, скоротать старость вместе.

Проснулся муж, увидев меня. Заволновался:
- Ты, почему не спишь? Опять сердце? Дать таблетку?
- Все нормально, - успокоила я его, - просто вспомнила наши встречи со школьными друзьями, что-то взгрустнулось…
- Я тоже часто вспоминаю ребят. Как там наши «одноклашки»- пенсионеры?
- И как ты думаешь, Саша привез Нину в Россию?
- Конечно. Можно позвонить ему.
- Мы же не знаем номера его телефона.
- Ерунда. Узнаем через Риту.
- Вот это мысль! Звоню ей прямо сейчас!
- Дорогая, время-то пять утра. Ишь, завелась как.
Я едва дождалась девяти часов, стала звонить, но, увы! Телефонистка междугородной связи огорчила, сообщив, что из-за прошедшего ночью урагана связи с городом С. нет.
 
ДедалДата: Вторник, 13.08.2013, 13:54 | Сообщение # 33
!!
Группа: Проверенные
Сообщений: 29
Статус: Оффлайн
БЕЗ ПРИКЛЮЧЕНИЙ ЖИЗНЬ
НЕ ИНТЕРЕСНА!

Валентина Орлова

Их разбудил телефонный звонок.
- Привет, Галка!
- Привет, - сонным голосом ответила Галя.
- Все еще спите? Время восемь утра, а вы еще валяетесь в постели? Немедленно вставайте, лентяи!
- Люда, но мы же в отпуске. Ты бы еще в пять утра позвонила.
- Вы забыли, что завтра отправляемся в путешествие? В четыре утра, а у вас еще, небось, и конь не валялся? Продукты закупили? В пункте проката были? Палатки и спальные мешки взяли? Нет?! Немедленно за работу! Через два часа будем звонить, дорогие мои, чтоб отчитались о проделанной работе!
- Кто звонил? – спросил Алеша, протирая заспанные глаза.
- Люда. Требует, чтоб мы срочно ехали в пункт проката за спортивным снаряжением. Сколько же у нее энергии! И не лень по субботам тащить на себе байдарки, чтобы прокатиться по реке, а потом всю ночь бороться с комарами. А я люблю в выходные дни понежиться в постели, выпить кофе со сливочками, и потом с хорошей книгой прилечь на диванчик, и чтобы рядом стояла ваза с фруктами…
Алеша расхохотался.
- Размечталась. Люда тебе устроит в этом отпуске и вазу с фруктами, и диванчик перед телевизором. Будешь толкать застрявшую машину, стоя по колено в грязи, спать под открытым небом по соседству с хищными зверями и каждый вечер перед сном принимать ванну в холодной грязной речушке.
- Алеша, а может, не поедем? А? – Галя умоляюще посмотрела на него. – Покатаемся по Подмосковью, съездим к друзьям на дачу?
- Ну, уж нет, дорогая, мы договорились с ребятами, отступать некуда. Быстренько завтракаем и мчимся за палаткой и спальниками.
Вообще-то, Галя давно мечтала прокатиться по России. Но дело в том, что свои новенькие беленькие «Жигули» они купили неделю назад, а права на вождение автомобиля Алеша получил лишь вчера. У него не было ни какого опыта вождения, а маршрут был намечен о-го-го! Москва – Минск – Брест и через Петербург обратно. Гаишники к заднему стеклу его машины приклеили знак с нарисованным чайником в треугольнике, что обозначало: «Внимание, за рулем новичок»!
Отсутствие навыка в вождении и беспокоило Галю больше всего. За завтраком вид у нее был озабоченный.
- Ты что, Галчонок, приуныла? Все будет отлично. Знаешь, в дороге, сколько будет приключений, а без приключений жизнь не интересна!
- Алеша, признаюсь честно, меня пугает только одно, ты только что получил права, ты еще – «чайник», и вдруг такое серьезное путешествие.
- Это я-то – «чайник»?! – взвился Алеша. – Я пять лет летаю на самых современных самолетах! Ты что думаешь, в самолет сел, кнопочку нажал и в небо? Да перед тем как взлететь или после посадки столько рулишь по полосе, на стоянку, к аэровокзалу! А когда разбегаешься по полосе, набирая скорость, знаешь какую мгновенную реакцию нужно иметь пилоту? Надо видеть все кругом, и чувствовать каждый сантиметр до отрыва от земли. Это что, не навык вождения? Надо же так сказать – «чайник»!! – не унимался он. – Да я любому водителю нос утру!
- Хвастун ты, Алешка! А уж в компании, когда выпьешь, ох и любишь прихвастнуть!
- Ну, чего не бывает по пьянке, - смущенно пробормотал Алеша. – А ты, не любо – не слушай, а врать не мешай. – Засмеялся он. – В дороге вот увидишь, какой я класс вождения покажу – ахнешь!
- Верю, верю. Успокойся, ты классный водитель, ты лучший мужчина в мире, самый нежный, внимательный и заботливый муж. – Галина потерлась щекой о плечо мужа.
- А ты самая очаровательная женщина… На нашей улице, - смеясь, добавил он.
- Ах, так?! – она схватила его за чуб. Зазвонил телефон.
- Ой, не бери трубку! – в ужасе вскрикнула Галя. – Это же, наверное, Люда или Виктор, скорей бежим за спальными мешками!

---- «» «» ----

На следующее утро в четыре часа подъехали Люда с Виктором, и все тронулись в путь. В течение двух часов дорога была пуста, и машины мчались со скоростью 100 километров в час. Алеша вел машину уверенно, от Виктора не отставал, и Галя немного успокоилась. Ближе к восьми часам машин на шоссе становилось все больше, а в девять часов они шли сплошным потоком, и скорость снизилась до 50 километров в час. Трасса была отлично оборудована стоянками для отдыха, заправочными, станциями техобслуживания, закусочными и медпунктами. В десять часов они были уже в Смоленске. Остановились в отличном мотеле. Позавтракали, передохнули, пешком прошлись по городу, посетили Смоленский кремль. Вечером поужинали в модном ресторане.
На следующий день к семи часам утра получили свои помытые, заправленные бензином машины. В ресторане мотеля купили дорожные пакеты с жареными курицами, соком, сувенирными бутылочками коньяка. Сервиз был на высоте, не хуже хваленого заграничного, только знай, плати.
За четыре часа с остановками и передышками добрались до Минска. Перед Минском присоединились к одной иностранной тургруппе. Побывали с ней в Катыни, на кургане Славы, осмотрели городские достопримечательности. С гостиницами в Минске не повезло. Авто турсезон в разгаре и мест не было. Эта трасса соединяет Москву с Западной Европой, и, естественно, наплыв туристов был огромный. Виктор предложил отъехать от города километров двадцать и где-нибудь устроиться на ночлег.
Проехали километров тридцать, пока не увидели справа от трассы речку и небольшую деревню. Заехали в деревушку, постучали в первый попавший дом, попросились на ночлег. Но им подсказали адрес одной гостеприимной старушки, у которой иногда останавливаются проезжие.
Старушку звали Анна Владимировна.
- Зовите меня лучше баба Нюра, так для меня привычнее. Я живу одна. Скучно. Всегда рада гостям. Заводите во двор машины, а я побегу самовар ставить.
- - Ну, пока, горе туристы. Встретимся утром с удочками у реки, - Виктор похлопал Алешу по плечу.
- А вы? Не останетесь?
- Нет уж, дорогие мои, мы на свежем воздухе под шелест листвы и шум волны лучше засыпаем, чем в душных комнатах на перинах.
- Да ладно, ребята, не обижайтесь. Автомобиль освоили, освоим и палатки, не все сразу. Я-то готов, а Галке надо привыкнуть к походным условиям.
Они обнялись.
- До завтра. – Люда чмокнула Галю в щеку.
- Не смущайся. Мы, ведь, тоже не сразу стали настоящими туристами. Утром к вашему приходу ушицу сварим, если рыбка здесь водится. Ну, спокойной ночи, пошли, Витек, нам еще палатку ставить, костер разводить, чай кипятить.
- Люда, хозяйка самовар поставила, поужинайте здесь.
- Нет уж. Самый вкусный чай у костра.
Проснулись начинающие туристы в 10 часов утра. Взяли полотенца, купальные принадлежности, удочки и пошли к ребятам, покупаться на речке, порыбачить.
Виктор уже наловил рыбы, сварил уху. Все с удовольствием поели наваристой ушицы.
- Ребята, сегодня с утра много грибников в лес прошло. Давайте прогуляемся по лесочку, может, повезет, и мы грибочков наберем, – предложила Люда.
Они взяли котелки, и пошли в лес, но, проходив часа три по лесу, нашли всего лишь несколько сыроежек и подберезовиков.
- Нормально, - утешали они себя, - на грибной суп хватит.
Вечером их клуба на всю деревню полилась призывная танцевальная музыка.
- Баба Нюра, а что, у вас старички все еще на танцы бегают? За весь день в деревне мы не видели никого из молодых.
- Ну, как же! Молодежи много в нашей деревне, и из соседних деревень на мотоциклах приезжают. Днем никого не видно, потому что лето, страда в самом разгаре, кто на покосах, кто на прополке овощей. Девчата у нас красивые и парни хороши, все учатся: кто в Минске, а кто и в Москве. На лето домой приезжают, и от любой работы не отказываются. По выходным у нас здесь весело. Вот и сегодня в клубе будут танцы. Сходите, вы молодые, повеселитесь.
- А что, туристы, тряхнем стариной, - предложила Галя.
- Слабо! – ответил Виктор.
Галя надела нарядное платье, туфли на высоких, тончайших каблуках. Остальные предпочли джинсы, футболки, кроссовки.
Молодежи, действительно, было много, большинство парней подвыпившие. Девушки нарядные, по-городскому одеты. «Компания» сначала наблюдала тусовку со стороны, потом присоединилась к танцующим. После третьего или четвертого танца к Люде подошел сильно подвыпивший парень с сигаретой в зубах, и, криво ухмыляясь, пригласил на танец.
- Ты сначала сигарету выброси, а потом девушку приглашай. К тому же я с пьяными не танцую. – Отбрила она. Парень схватил ее за руку и грубо дернул к себе.
- Чо ты ломаешься? Цаца какая! Мне еще никогда никто не отказывал! Пошли! – и он потянул ее на круг.
- Никто не отказывал? Значит, я буду первая! – Она вырвала свою руку и з0алепила ему пощечину. Парень пошатнулся, но удержался на ногах.
- Ах ты, стерва! – он с силой ударил ее в плечо. Падающую Людмилу подхватил Алексей.
Музыка захлебнулась, все затихли в напряжении. Огромный Виктор, сузив глаза и оскалив по-звериному зубы, приподнял за воротник пиджака пьяного парня и, отставив руку, как будто нес что-то омерзительное, вышел из зала, и спустил его с лестницы.
- Ребята, наших бьют! – заорал прыщавый подросток.
Все бросились к выходу. Часть парней прямо через перила спрыгивали вниз и набрасывались на Виктора. Несколько человек подскочили к Алеше. Галя видела, как он отбивается от нападавших: одному с силой заехал в челюсть, другому врезал под дых, и тот сразу как бы переломился. Кто-то сзади подставил подножку, и Алеша упал, на него сразу навалилась куча парней. Девушки пытались разнять дерущихся, но где там!
Галя, сняв туфли, подбежала к дерущимся и острыми каблучками стала колошматить всех по головам.
- Да уберите эту бешеную! – крикнул кто-то. Она явно мешала драке. Два парня взяли под руки и, несмотря на ее бурное сопротивление, осторожненько вывели из клуба. Отвели подальше.
- Не лезь, кошечка, в петушиные бои, а то и тебе ненароком достанется.
Галя снова замахнулась туфлей, но парень успел перехватить ее руку, выхватил туфли и забросил их далеко в чей-то огород. Из клуба выскочила еще группа парней и бросилась к Виктору. Могучий Виктор раскидал, как котят, нападавших на него ребят, а они, как назойливые мухи, снова и снова наскакивали на него.
Галя оглянулась по сторонам, увидев, что Люда пытается оторвать от забора жердь, подбежала к ней на помощь. Вдвоем они оторвали увесистую палку. Из клуба выбежал Алеша, все-таки ему удалось вырваться из клубка дерущихся. Выхватив у Галины дубинку и размахивая ею перед собой, он, пятясь, стал подниматься по лестнице в будку киномеханика.
Виктор, двинув одному в ухо, другому отвесив увесистый подзатыльник, бросился к Люде, и, кинув ей ключи от машины, крикнул:
- Бегите отсюда! – видя, что Люда не двигается с места, а на него наступает новая партия драчунов, зло заорал:
- Быстро! Уходите!!
Люда с Галей, отбежав в сторону, оглянулись – Алеша уже вбежал в будку киномеханика.
- Что он делает?! Зачем он забрался туда? Это же ловушка!!
- Але-еша-а! – что есть мочи закричала Галя, и бросилась к лестнице. Люда схватила ее за руку.
- Стой. Может там есть телефон, и он хочет вызвать милицию?
В это время Алеша подбежал к электрорубильнику, дернул его вниз. Тут же погас свет в клубе и около него. Не видя в темноте противника, все как-то растерялись.
- Бежим! Сейчас наши ребята воспользуются темнотой и уйдут. – Они помчались к реке, не разбирая дороги, падая в темноте, чертыхаясь. Вот и машина, Люда открыла дверцы, завела машину, подбежали и мужья. Люда быстро освободила место водителя Виктору. Только они развернулись, как услышали гул мотоциклов. Машина резко рванула с места, обогнув озерко, вырвалась на дорогу. Мотоциклисты догоняли, у них было явное преимущество. Кто видел, что собой представляют деревенские дороги, может понять выгодность положения мотоциклистов. Они знали на дороге каждую выбоину, каждый неожиданный попорот на ней.
Женщины сидели в машине молча, сжавшись от страха, а мужчин эта сумасшедшая гонка, кажется, наоборот возбуждала, похоже, они чувствовали себя суперменами из крутого боевика.
Алеша кричал «Держись, поворот!», скрипели тормоза. Резко разворачивались и снова мчались, едва различая дорогу. Мотоциклисты были уже рядом, они орали, свистели, издавали, как индейцы, победные вопли, а Алексей кричал что-то в окно преследователям и отпускал словечки, которые Галя никогда ни до, ни после от него не слышала.
Эта бешеная гонка продолжалась минут пятнадцать. Внезапно мотоциклисты остановились, постояли пару минут, развернулись и с победными криками помчались обратно в деревню.
- Господи! Неужели отстали? Или решили перехитрить нас, проехать какой либо более короткой дорогой и перекрыть нам путь впереди? – беспокоилась Галя.
Проехали еще километров десять, остановились, прислушались. Тишина. Мотоциклов не слышно. Въехали поглубже в лес. При свете фар обработали раны мужчин. У Алеши был мощный фингал под глазом, рассечена бровь, футболка вся изодрана. У Виктора распухла губа и была глубокая ссадина на лбу. Промыли перекисью водорода раны, заклеили пластырем.
- Мальчики, ну-ка подвигайтесь, кости ваши целы? Внутренности не отбиты? – Волновались женщины.
- Мы чувствуем себя отлично. А вот в их команде, наверное, многих вывели из строя. Пусть наших знают! Здорово мы их помолотили! Надолго нас запомнят!
Мужчины заново переживали случившееся: «Я ему как дам в челюсть - челюсть на бок!»… «А меня повалили, я в чью-то ногу вцепился зубами!»… А я… а я… - перебивая друг друга, вспоминали мужчины. Они чувствовали себя героями.
- Витек, а что ты шепелявишь? Ну-ка, открой рот. Ба!! Тебе же выбили зуб! А что ты молчишь? Больно? – заволновалась Люда.
- Как, выбили?! – он провел пальцами по нижним зубам. – Сто чертей!!
- И как же я не заметил? – вдруг глаза его округлились от ужаса. – Ребята, я же зуб-то проглотил! Что теперь будет?!
- Да ничего не будет. Завтра выйдет, - успокоила Люда.
- Как? Как «выйдет»?! Я же его нежеваным проглотил!! – все покатились от смеха.
Разожгли костер, но даже чай вскипятить было не в чем. Алешина машина со всеми вещами осталась у бабы Нюры, а «опытные» туристы при побеге все оставили у озера. Виктор порылся в багажнике.
- Ребята, есть только две бутылки вина «Старый замок», вместо чая сойдет?
- Сойдет! – дружно ответили ему.
Распечатали консервы с ветчиной, устроили ужин. Ночь продремали, сидя в машине. Утром женщины еще раз осмотрели раны у мужчин.
- Красавцы! Вы достойны награды! Галка, подарим им по десять поцелуев!
- И все-е-е? – разочарованно протянул Виктор.
- А основная награда позже, - пообещала Люда.
- Ну, ладно, ребята, смех-то смехом, но надо возвращаться в деревню за машиной и вещами. «Что день грядущий нам готовит?». Сегодня деревенские могут собраться с силами и та-акое-е нам устроят, мало не покажется. Что делать будем? Может, съездим в райцентр за милицией? – предложила Галя.
- Ну, уж, нет! – мужчины были настроены воинственно. – Что мы за мужики, если к пацанам под охраной милиции приедем!
- По машинам! – скомандовал Виктор. – Едем!!!

---- «» «» ----

Чем ближе они подъезжали к деревне, тем больше нарастало нервное напряжение. Женщины о чем-то возбужденно шептались, мужчины выглядели собранными, готовыми к бою.
До деревни оставалось километра два, когда сзади загрохотал трактор. Люда оглянулась.
- Мамочка родная! Это же те бандиты из клуба! – вскрикнула она. Виктор резко обернулся, руль в его руках дрогнул, и машина съехала в кювет.
- Все. Приехали, - обреченно вздохнула Галя. Трактор поравнялся с машиной. На нем сидели два парня. У одного голова была перебинтована, у другого перевязана кисть руки. Сжав кулаки, весь напряженный, готовый к драке. Из машины вышел Алеша.
- Привет, ребята! Что, застряли? – деревенские парни говорили приветливо, улыбаясь. – Давайте буксировочный трос. Сейчас вытащим. – Туристы смотрели на них недоверчиво.
- Ну что, нет троса? Щас, сообразим, - парни спрыгнули с трактора, нашли у себя какую-то веревку, стали привязывать к машине. Из машины вышла Галя. Увидев, что Галя стоит босиком, парень усмехнулся.
- Ноженьки не поранили, пока до машины добирались? Туфельки ваши мы утром нашли, там каблук покосился, дед починит – занесет. – Он усмехнулся. – Первый раз видел, как дивчины воюют.
- Это от удара палкой? – тихо спросила Галя, показывая на забинтованную голову.
- Нет, красавица. Это ты вчера своими каблучками-гвоздиками чуть ребят инвалидами не сделала.
- Но вы же чуть не убили наших мужей!
Деревенские парни смущенно засмеялись.
- Да разве это драка? Так, чуть-чуть косточки поразмяли. У нас часто на танцах драки бывают, но чтобы палками, обувью или чем-то еще били, такого не бывало, - укоризненно сказал парень.
- А вы всегда приезжих бьете? – спросила из окна Люда.
- Нет, почему? Мы гостей никогда не обижаем. Деремся обычно между деревнями, когда наших девчат уводят. А вы же первые Пашку треснули.
- Первые треснули? – Люда выскочила из машины. – Вы считаете в порядке вещей, когда пьяный парень силой тащит девушку танцевать? – возмутилась она.
- Да вы на него не обижайтесь, невеста от него ушла к другому, прямо накануне свадьбы, вот он и психует. Паша хороший парень, но переживает очень. Ребята, а как вы? В порядке? Не в обиде на нас? Нам-то от вас больше досталось, - и парень прикоснулся к своей забинтованной голове.
- Чудно все это. А зачем вы за нами на мотоциклах гнались? – спросила Люда.
- А как же! Вы же гости нашей деревни, мы вас провожали с почетным эскортом, - парни расхохотались. – Вот это были гонки! Здорово, да?!
Машину вытащили. Трактористы запрыгнули на трактор.
- Не поминайте лихом! – крикнули и уехали.
- Странный народец эти мужики, вчера колошматили друг друга, а сегодня ведут себя, как лучшие друзья, - удивлялась Галя.
- А мальчишки всегда так. Я еще в школе заметила – подерутся между собой, а через минуту уже в обнимку ходят.

---- «» «» ----

Баба Нюра, увидев своих гостей в ссадинах, заохала:
- Да что же это? Да как же это? Ребята у нас в деревне хорошие. Как же до этого дошло? И ранее, бывало, петушились, но чтобы с перевязанными головами на следующий день ходили, такого не бывало. – Туристы смущенно опустили головы.
- Где же вы ночку провели, голуби мои ясные? Вся деревня не спала, вас искали. А я как узнала, что Пашка всю эту кашу заварил, так огрела его ремнем, да еще дед ему добавил.
Галя с Алешей стали собирать вещи, укладывать в багажник. Старушка приуныла.
- С обидой уезжаете? А зря. У нас народ хороший, уж и не знаю, как получилось, что на гостей руку подняли.
- Все нормально, бабушка. Мы тоже себя неправильно вели, - сказала Галя. – Спасибо вам за гостеприимство, за заботу вашу. Это вам подарок от нас на память. – Галя протянула ей красивый блестящий платок. Бабушка сначала замахала руками, отказываясь от подарка, но потом взяла, накинула на голову, подошла к зеркалу.
- Красота-то, какая!.. Красота!.. Хоть сейчас замуж выдавай! – губы ее растянулись в улыбке, в глазах загорелись огоньки. – Жаль, стариков в деревне не осталось, а то бы всех с ума свела! – Она еще долго любовалась подарком.
В дом вошла девочка лет шести, в руках она держала Галины туфли.
- Тетя, деда вам велел отдать. Он каблучок подбил, теперь не отломится, - пропищала девчушка. Галя взяла туфли, на глазах у нее выступили слезы.
- Ребята, если бы мы не вернулись сюда, то мы бы никогда не узнали, какие здесь замечательные люди, - она погладила девочку по голове и поцеловала. Подбежала к машине, из коробки с подарками вытащила отрез яркого ситца, подошла к девочке:
- Это тебе. Пусть мама сошьет красивый сарафанчик.
- Нет, мамка заругает, - отказалась девочка, не отрывая глаз от яркой ткани.
- Бери, бери, не заругает. Скажи, баба Нюра велела взять, мы сегодня с тобой шить начнем, - уговорила ее бабушка.
Алеша завел машину, выехал за ворота.
- А там, у озера, вряд ли что осталось целым, - сказал он, вопросительно глядя на Галю.
- Ни-ни-ни! – возразила баба Нюра. – У нас в деревне к чужому никто не прикоснется.
Отъезжая от деревни, Галя еще раз удивленно произнесла:
- А, правда, ребята, если бы нам не нужно было возвращаться в деревню, какие бы мы впечатления увезли о жителях этой деревни? Как о пьяницах, хулиганах и варварах? А, ведь, они в действительности замечательные, добрые, честные люди. Дай, Бог, им счастья, здоровья и долгих лет жизни!
В Бресте туристы прожили три дня, с гостиницей повезло, взяли двухместные номера, обслуживание было неплохое. Они обследовали каждый уголок Брестской крепости, обошли весь город вдоль и поперек, сфотографировались на память у достопримечательностей.
На обратном пути, проехав километров восемьсот от города, у Виктора забарахлила машина, судя по карте автомобильных дорог, поблизости станции техобслуживания не было. Мужчины около часа провозились у открытого капота, пытаясь определить неисправность.
Уже стемнело. Решили заехать в лес на ночевку. Алексей взял машину Виктора на буксир, съехал с дороги, и в сумерках, почти на ощупь, со скоростью пять километров в час пробирались по лесу, пока не увидели отличное место для стоянки – небольшое озеро и около него на возвышении большая поляна. Палатки решили пока не устанавливать, очень устали, хотелось скорее к костру, поужинать и спать.
Мужчины с фонариками на опушке леса собрали сушняк, и вскоре пламя костра взметнулось вверх, осветив всю поляну.
- Вот это кострище! Такие костры устраивали в пионерском лагере в конце смены, - восторженно глядя кругом, сказала Галя.
Люда готовила ужин, остальные сидели у костра, не отводя глаз от пляшущих язычков пламени. Алеша включил в машине магнитофон, полилась тихая нежная музыка.
Появилась луна; при ее свете озеро стало серебристым. Вдали на темном небе полыхали какие-то причудливые ярко-зеленые вспышки.
- Это играют всполохи, так говорят деревенские, - глядя на эффектную игру красок на небе, объяснил Алеша.
Поужинали. От костра не хотелось уходить. Сидели все молча, глядя на огонь. Яркие вспышки на темном небе, шелест листвы на деревьях, серебристое озеро, нежная тихая музыка и огонь костра создавали настроение чего-то таинственного и волшебного.
Был уже первый час ночи, когда потушили костер и разошлись по машинам на отдых.

---- «» «» ----

Проснулась Галя от яркого слепящего солнца, день выдался замечательный. В окошко машины просунулась рука Алеши:
- Мадам, вам завтрак подать в постель? – он протянул тарелку крупной лесной земляники.
- Ой, какая прелесть! – воскликнула Галя. – Здесь есть ягоды?
- Мы, оказывается, остановились на земляничной поляне, вчера в темноте мы просто ходили по землянике, а сколько подавили колесами!
Перед завтраком решили искупаться в озере. Люда вошла в воду первая, сделав шагов десять, бросилась обратно. Виктор поспешил ей на помощь.
- В чем дело? Может, в озере живет Лох-Несское чудовище?
- Братцы, здесь невозможно купаться! Вы посмотрите – рыбы, как сельди в бочке!
Мужчины вошли в озерко.
- Вот это да! Витек, ты видел что-нибудь подобное?! Крупные рыбищи ходят косяком и ни одного рыбака! Ущипни меня, может, я еще не проснулся? Чудеса! Не-ве-ро-ятно! – Он снял майку, завязал узлом лямки и как черпаком, зачерпнул воду.
- Есть!!! – заорал он от восторга.
- Ребята, серебристый карп, смотрите какой, - он взял рыбину в руки, но скользкая рыба забила хвостом и выскользнула из рук.
- Ну, девчонки, разводите костер, будем рыбу жарить. – И они майками и руками, бегая по колено в воде, ловили рыбу.
Мужчины поймали несколько крупных карпов длиной около 40 сантиметров и весом по 700-800 грамм каждый. Почищенную, помытую и посоленную рыбу уложили на фольгу, сверху на каждую порцию положили по кусочку сливочного масла и стали ждать, когда костер догорит, чтобы в горячей золе запечь добычу.

На опушке леса росли маслята. Их коричневые шляпки, словно смазанные маслом, призывно блестели на солнце. Решили еще и грибы пожарить в фольге. На третье блюдо была земляника.
Вскоре по поляне разлился необыкновенный аромат жареной рыбы и грибов. Все уселись у костра, глотая слюнки, ожидая, когда будет готов завтрак. Ели все с большим аппетитом!
- О-о-о! Какой кайф! – восторгался любитель рыбы Алеша.
- Братцы, я никогда, нигде, ни в одном ресторане не ел ничего более вкусного, - восхищался Виктор.
После обильной еды работать не хотелось. Все уселись в тени деревьев. Люда слушала приемник. Галя о чем-то мечтала, а мужчины по книге «Автомобиль ВАЗ» изучали способы устранения неисправностей автомобиля.
- Наверное, вот таким был рай во времена Адама и Евы. Лес, наполненный птичьим пением, водоемы, полные рыбы, кругом ягоды, грибы. Ребята, мы попали в маленький земной рай, - восторгалась Галя. – Давайте, останемся здесь на неделю, навялим рыбы, прочистим легкие чистейшим воздухом. Здесь так красиво, не хочется уезжать…
Через два часа хорошо отдохнувшие стали ставить палатки. Галя с Алешей быстро справились с работой. Палатка была у них маленькая - 1,5 метра в ширину и 2 метра в длину, низенькая. В ней умещались два спальных мешка. Алеша устелил пол ветками, сухой травой, сверху уложил спальники. На четвереньках вползли в палатку и, довольные, разлеглись на спальных мешках.
- Хорошо, правда? И как мы набрели на этот райский уголок? А представь себе, что мы Адам и Ева. Ты ловишь рыбу руками, я собираю ягоды и съедобную травку, орехи… Да-а-а, у них же, небось, и мясная пища была? Устрой-ка сегодня на ужин что-нибудь из дичи, на худой конец, пожарь дикого кабанчика.
- Витек! - крикнул Алеша, - ты на ужин от жареного кабанчика не откажешься? – Он высунул голову из палатки и удивленно присвистнул. Взглянула и Галя. Ого!! На другой стороне поляны стояла эффектная из ярко-желтой шелковистой ткани огромная палатка с прозрачными окошечками.
- Что за богачи объявились в нашем маленьком раю? Пойдем, посмотрим, - предложил Алеша.
Подошли к роскошной палатке Виктора. Палатка состояла из двух комнат. В первой комнате стояли раскладной стол со стульчиками, на столе – переносной телевизор, магнитофончик, гора кассет. Во второй – две раскладушки со «спальниками». Алеша снова присвистнул.
- Живут же люди!! Вот она – вечная несправедливость! Одни живут в роскошных особняках, другие ютятся в жалких трущобах. – Виктор посмотрел на Алешину палатку, улыбнулся:
- Откуда вы выкопали это доисторическое снаряжение?
- Обижаешь, дорогой. Мы специально весь город объехали, пока нашли это чудо. Эта палатка похожа на шалаш и посмотри, как она чудно вписывается в лесной интерьер. Красота!! Вообще, в походе надо жить так, как жили наши древние предки. Долой цивилизацию в походах!!! – подхватила Галя.
- Ну-ну, посмотрим, что вы запоете через пару дней, особенно, если зарядит дождь.

Вечером долго сидели у костра, пели песни, рассказывали веселые истории. Уходить от костра не хотелось.
Был уже второй час ночи, когда разошлись по палаткам. Алеша уснул сразу, а Галка в спальном мешке чувствовала себя как в коконе, не выдержав, перебежала в машину, на просторное ложе под пуховое одеяло. Не успела еще заснуть, как услышала шум мотора. Она вскочила, быстро разбудила мужчин. Виктор схватил топор, Алексей – саперную лопатку, спрятались за машиной, приготовились к обороне.
К озеру подъехал черный блестящий автомобиль, из него выскочили четверо мужчин в коротких шортиках, вытащили из багажника сеть, прошлись с сетью метров десять по озеру. Выловив полную сеть рыбы, вывалили ее в багажник, сели в машину и уехали.
- Вот как! За десять минут! Без единого слова! Полный багажник рыбы! А мы-то удивляемся, где рыбаки? Похоже, что здесь разводят рыбу специально для высокого начальства, - проговорил Виктор. – Но почему в таком случае нет охраны? Как бы нам не вляпаться в какую-нибудь историю с этим райским местечком. Давай-ка, Алеша, на всякий случай уберем за собой мусор на поляне.
При свете фар они выкопали в лесу яму, побросали туда все рыбьи кости и прочий мусор, заровняли яму.

---- «» «» ----

Утром ребята услышали конский топот и грубые окрики:
- Кто такие? Как попали в заповедник? Где разрешение на лов рыбы? – двое всадников в форме не то лесничих, не то инспекторов рыбнадзора отчитывали Виктора.
Подошел Алеша, поздоровался.
- А в чем дело? Объясните, какие к нам претензии? Мы путешествуем, ночью заехали подальше в лес, чтобы переночевать, – спокойно произнес он, - не пойму, в чем криминал?
- Вы въехали в заповедник, да еще занимаетесь незаконным ловом рыбы!
- Мы в заповеднике!? – Виктор с Алексеем недоуменно переглянулись.
- А вы что не видели на каждом шагу предупредительные знаки? Въезд на машинах штрафуется суммой в крупном размере, а лов рыбы в экспериментальном озере НИИ Рыбоводства наказывается в уголовном порядке.
Из палатки в ослепительном купальничке, с распущенными до пояса волосами, с полотенцем в руках вышла Людмила. Потягиваясь спросонья, как кошечка, капризно спросила:
- Ну что за шум в такую рань? Мы две ночи не спали, хотя бы сегодня дали выспаться! – повернулась к всадникам, приветливо улыбаясь. – У нас гости? Сейчас мы вас угостим отменным кофе.
Всадники спрыгнули с лошадей, поздоровались.
- Здесь заповедная зона НИИ Рыбоводства. И отдых здесь запрещен.
- Да?! – удивилась Людмила. – Мы находимся в заповеднике? Как интересно! А мы въезжали ночью и не видели предупреждающих знаков. Мы хотели только переночевать вдали от шоссе. Простите, пожалуйста, - она улыбнулась.
- И все-таки мы вынуждены проверить ваши машины. Предъявите ваши документы, техпаспорта, откройте багажники и салоны. – Они порылись в багажниках, обследовали салоны машин. Подошли к костру, никаких признаков браконьерства не обнаружили.
- Мы вам объяснили, что заехали ночью, чтобы передохнуть в безопасности подальше от дороги. Из вашего заповедника взяли только котелок воды для чая.
- Ладно, поверим. Мы вернемся через пару часов, чтоб и духу вашего здесь не было, а то у вас будут большие неприятности, - всадники уехали.
- Теперь все ясно. А мы-то удивлялись, ни одного рыбака и ни одного грибника. Ну что ж, ребята, собираем вещички? – Виктор с Алешей стали разбирать палатки, Люда укладывала вещи в багажник. Только Галя стояла, прислонившись к березке, грустным, прощальным взглядом обводя поляну.
- Изгнание Адама и Евы из рая, - грустно произнесла она. – Я навсегда запомню эти два дня, этот ночной таинственный и величественный лес, яркие язычки пламени костра, от которого невозможно оторвать взгляд, играющие сполохи на небе, дивное звучание тихой музыки и озеро, серебряное от лунного света. Это были сказочные волшебные вечера. Ребята, мы, действительно, побывали в земном раю…
Через час они покинули этот замечательный уголок природы. Какие еще приключения ждут их впереди?

2002г
 
yuzhakovДата: Вторник, 13.08.2013, 18:05 | Сообщение # 34
!!!!!!!
Группа: Друзья
Сообщений: 256
Статус: Оффлайн
Дедал, мне очень сильно понравился рассказ "Последний" Валентины Орловой. Читаю и как-будто сам принимал в нём участие. Вспомнились школьные годы, выпускной вечер, что разъехались по разным местам. Большое спасибо за такой замечательный рассказ.
 
ДедалДата: Четверг, 24.10.2013, 18:08 | Сообщение # 35
!!
Группа: Проверенные
Сообщений: 29
Статус: Оффлайн
ЛЮБУШКА, ЛЮБОВЬ МОЯ
Валентина Орлова

Уральская деревушка – красивейшее место. Опрятные домики, ставни украшены резными наличниками, у каждого дома в палисаднике ухоженный цветник. Улица вся зеленая, даже тропинки не вытоптаны, как будто люди здесь не ходят, а летают, едва касаясь земли. По улице змейкой вьется не мощеная дорога, тоже заросшая зеленью. Куры, утки, козы ходят по улице. Деревенька тянется вдоль реки, почти у каждого дома лодка. А на другом берегу широченной реки – Уральские горы и сосновый бор.
Сосны огромные, величественные, их местные жители называют корабельными. Говорят, Петр 1, строя российский флот, отсюда завозил строительный лес для своих судов.
Подъезжая к деревеньке, увидели, скорее услышали пьяного мужика, который сидел с удочкой на берегу и истошно орал частушки, распугивая рыбу:
На рыбалке у реки
Потерял мужик портки,
Шарил, шарил, не нашел,
Без порток домой пошел.

Автобус с горожанами остановился у небольшого кирпичного здания с флагом на крыше и с табличкой «Правление колхоза». Вышел председатель, поприветствовал всех и объяснил, что их сюда из города направили не отдыхать, а, как десантников на поле боя, забросили спасать урожай. Работать они будут во время командировки не как у себя дома по 8 часов, а по 10-12.
- И никаких жалоб и недовольств, вы приехали не на курорт. – Приехавшие недовольно загудели. Председатель продолжал, - сейчас разделим вас на бригады, назначим бригадиров, а уж затем будем расселять по домам. Завтра к 7-ми утра на работу, каждой бригаде будет отведено свое поле. Кто с водительскими правами – к моему заму, вон в ту дверь.
Люба полгода назад получила водительские права и шоферила на автомашине с гордым названием «Победа» (других машин ей пока не доверяли из-за возраста, как говорил ее начальник), Люба два месяца назад отметила свое девятнадцатилетие.
Водителей грузовых машин объединили в бригаду по перевозке сельхозпродукции, а Любу, и еще одного паренька, решено было за три дня переучить на трактористов.
И вот Люба – трактористка. В брюках, клетчатой рубашке, в кепке она стала похожа на пацана. Механизаторы работали посменно, днем и ночью. Уставали так, что сходить в сельский клуб на танцы не было ни сил, ни желания.
Бабулечка Зоя Сергеевна, к которой поселили Любу, к вечеру нагревала большой чугун воды. Люба приходила, отмывалась от мазута и бензина, падала на кровать и впервые в жизни спала без всяких снов.
Так прошли две недели.
По субботам устраивали в деревне банный день, вся деревня топила бани. Это был целый ритуал: в березовые веники вплетали мяту для запаха и (о, ужас!) крапиву, говорят, для ядрености, как перцу в суп. После баньки кто садился у самовара, а кто принимал чарочку, да с хорошим закусончиком. У бабы Зои своей баньки не было. В эту злополучную субботу соседка Вера пригласила бабу Зою и Любашу в баню и на чай с шаньгами. Если б Люба знала, чем кончится для нее этот поход в соседскую баню…
Но лучше все по порядку. Когда Люба была еще маленькой, ей мама часто рассказывала свои придуманные сказки-страшилки: про ведьм, про чертей и прекрасных принцесс. Маленькая Люба, как и многие дети, верила, что ведьмы и черти есть на самом деле. В двенадцать лет, когда Люба прочитала «Вечера на хуторе близ Диканьки», где на каждой странице Гоголь описывал похождения чертей, она еще больше уверовала, что черти есть. А перед отъездом в колхоз прочитала жуткую повесть, «Вий» называется. Где молодой семинарист три ночи должен был в часовенке отпевать умершую панночку. Ровно в 12 ночи гроб открывался, панночка поднималась из гроба, и тут начинались такие ужасы!! Ведьмы, черти, какие-то мерзкие чудовища бесились до самых петухов. На рассвете панночка ложилась в гроб, черти и жуткие уроды исчезали. Несколько дней Люба находилась под впечатлением этой повести.
… И вот суббота. Пока Вера и ее семейство помылось да напарилось, наступили сумерки. Осенью быстро темнеет. Баня кругом была обсажена кустами смородины, и от этого в бане было еще темнее. И хотя на оконце стояла керосиновая лампа, свет через закопченное окно едва пробивался. Люба в нерешительности постояла на пороге, но отступать было некуда. Вперед! Люба уже домывалась, когда услышала за стеной шорох и треск сломанных веток. «Никак соседские сыновья хулиганят». Потом послышался какой-то глубокий вздох и чавканье. Нет, это не люди! Люба замерла. Опять – глубокий вздох и какая-то возня у окна. Люба взглянула в сторону окна и чуть не потеряла сознание. В окно смотрели огромные круглые глаза, морда вся в шерсти, на лбу выступали небольшие рожки…
Услышав дикий крик, Вера с сыновьями выскочили из дома и, на ходу хватая кто вилы, кто палку, бросились к бане.
Вера влетела в баню – никого постороннего.
- Что случилось? Кто на тебя напал?
Вера схватила ковш с холодной водой и окатила Любу. Люба стихла, но говорить не могла.
- Ребята, осмотрите весь огород и кусты, кто-то сюда пробрался, - крикнула Вера сыновьям.
- Люба, да скажи же, наконец, кто тебя напугал.
- Ч-ч-черт… там… за окном, - прошептала Люба.
- Что?! Какой черт? Ты не угорела случаем?
- Черт!.. Настоящий… Я видела огромные глазищи, морду мохнатую с рогами …
Вера перекрестила Любу и, высунув голову в дверь, крикнула:
- Ну что там, ребята?
- Да нету там никого. Только телка какая-то в огород пробралась, видно, забыл кто-то калитку закрыть.
- Телка?! – Вера, ухватившись за живот, выкатилась с хохотом из бани, - ой, не могу! «Морда в шерсти и рожки!». Ой, не могу!
Вскоре хохотали и мужики. Люба быстро оделась, но как выйти из бани? Стыдобища! Телку за черта приняла! Позор на всю деревню! Сделав глубокий вдох и высоко подняв голову, она вышла из бани и быстро пошла к воротам.
К ней подбежал старший сын Веры:
- Успокойся! Все нормально. Я бы тоже, увидев телку в темном окне, перепугался. Ну что вы ржете? Девушка из города, она и коров-то только на картинках, наверное, видела, да еще темень и эти глазищи при свете лампы. Мам, ты разве б не испугалась?
- Да ты не обижайся на нас, Люба. Но уж больно смешно получилось, - и Вера снова закатилась в смехе.
От чая и пирогов Люба наотрез отказалась, расстроенная, сразу пошла домой.
- Степа, проводи-ка девушку, чтоб черти еще раз не напали.
И опять взрыв хохота.
Шагая по улице, Люба рассказала ему про страшные сказки в детстве, про жуткую повесть. Степан не смеялся над ней, он все понял, и, чтоб отвлечь ее, стал рассказывать о смешных историях, произошедших с ним, о своем детстве, о брате, которого любил, о жизни в деревне. Почти до утра они гуляли по деревне, рассказывая друг другу о себе.
Степан сразу заприметил Любашу, когда приехали городские. Высокая, миловидная, озорная и бойкая на язычок, она сразу запала ему в душу, но стеснялся к ней подойти, а тут подвернулся такой случай – черти помогли.
Деревня недели две веселилась и потешалась над Любашей, при встрече кто пальцы к голове приставлял, изображая рожки, кто шуточки отпускал вдогонку.
С той субботы Степан и Люба встречались каждый день. Это была великолепная пара. Степан ростом в 190 сантиметров, широкоплечий, бронзовый от загара, с черными, в разлет, бровями, курносым, как у всех коренных уральцем, носом. И Люба под стать ему, стройная, как березка, веселая, озорная.
Почти месяц они встречались по вечерам. Наступал день отъезда, Степан все больше грустнел, и за день до отъезда открыл ей свое сердце.
А бабка Зоя все наставляла:
- Девка, не доверяйся ему, бойся красавцев-мужиков, не постоянные они, ветреные. Любая, как козла на веревочке, уведет. Проверьте друг друга в разлуке, чтобы потом локотки не кусать.
Так Люба, не ответив Степану ни да, ни нет, уехала вместе со всеми домой.

Но Степа и месяца не выдержал без нее, примчался со сватами. Увидев его на пороге своего дома, Любаша, как ребенок, с визгом бросилась к нему.
- Степа, я знала… знала… ждала…
Степан подхватил ее на руки, закружил, крепко обнял и зашептал:
- Не могу без тебя! Не могу! Люблю тебя, и ни одного дня не смогу прожить больше без тебя. Я приехал свататься. Прошу тебя…
Крепко обнявшись, они постояли какое-то мгновение, затем, весело сверкнув озорными глазами в сторону изумленно притихших родителей, Люба что-то шепнула Степану, и они, как в старину, грохнулись на колени перед родителями.
- Папа, мама, благословите нас!
- Дарья Ивановна, Григорий Михайлович, благословите нас. Больше я без Любаши и дня не проживу. Обещаю всю жизнь любить ее и беречь!
- Может, ты сначала поздороваешься, молодой человек, да представишься, кто ты и откуда. Мы тебя первый раз видим, а ты хлоп, и «благословите».
Тут ввалились в комнату сваты, молодые парни, с расшитыми полотенцами через плечо, с гармонью, с песнями:
- Я тоскую по соседству и на расстоянии. Без тебя я как без сердца, жить не в состоянии, - заливался гармонист.
- Обо мне все люди скажут: сердцем чист и не спесив. Или я в масштабах ваших недостаточно красив…
- Петя, давай…
Петя, как фокусник, взмахнул руками, и тут же две бутылки водки оказались на столе.
Вот так познакомились Дарья и Григорий со своим будущим зятем. Свадьбу играли несколько дней, сначала у Любаши, а потом в деревне у Степана.

---- «» «» ----

Жили они славно. Степа был хороший, ласковый, работящий, и Люба успевала и в колхозе на тракторе норму отработать, и дом в порядке содержать, муженек всегда был обласкан и ухожен. Родилась у них через год доченька – Тамарой назвали.
Так в любви и согласии прошло еще шесть лет. Родилась вторая дочка – Валюшка, вся в отца, чернявенькая да курносая. А Тамуська росла такой хохотушкой, смех ее, как колокольчик, весь день звенел в доме. В родительском доме стало уже тесно, начали строить свой дом.
Бревенчатый сруб срубили вместе с братом. Любо-дорого было смотреть, как работают братья, и топор, и рубанок, и молоток были в их руках как игрушки. Степан работал, всегда насвистывая, а братец что-то мурлыкал себе под нос. Зимой, когда работы в колхозе поубавилось, Степан занялся отделкой комнат, а Люба шила деревенским модницам блузки, юбки, платья. Любина мама была замечательной портнихой и дочку свою научила премудростям раскроя и шитья. От заказчиков не было отбоя, эти заработанные деньги Люба откладывала на новую мебель в новый дом.
Вечерами Степан с Любой садились за стол, мечтали, какую мебель они купят, и чертили план расположения комнат и мебели.
Все было хорошо, только бабка Зоя каждый раз при встрече каркала:
- Держи его, девка, в крепкой узде, за собой следи. Никогда не показывайся мужу в бигуди да грязном халате. Ты для мужика всегда в новинку должна быть, а как привыкнет, успокоится, так сразу к другой и потянет.
Невзлюбила Любаша бабку, стала избегать ее, увидев на улице, сворачивала в сторону или заходила к кому-нибудь.
К весне отделка нового дома приостановилась, у Степана в МТС было много работы, готовили технику к посевной, приходил с работы уставший и разбитый. И к осени не закончили отделку дома, пусто и тихо стало на стройке. Отношения в семье как-то незаметно изменились. Нет, Степан был по-прежнему добр и ласков, но что-то изменилось.
Правду люди говорят – счастье не вечно. Видно, накаркала баба Зоя. Стали доходить нехорошие слухи, что, мол, связался Степан с одной красивой, но распутной девахой из соседнего села.
Прослышав, что ее предал самый близкий, дорогой и любимый человек, которому она так верила, Люба была потрясена. Нет! Не может быть! Чтоб ее Степа, Степушка, да ходил развлекаться к другой женщине? Нет! Вранье! Сплетни! От зависти клевещут! Уж она ли его не ласкала темными ночами, не молилась на него! И он всегда такой ласковый, добрый, внимательный. Нет, не мог он променять ее на эту распустеху, на которую и навозная муха не сядет. Но что-то внутри нашептывало – проверь!
И вот после смены, придя домой, нарядилась как в праздник, стол накрыла, наливочку достала, села у стола, ждет, поговорить решила. Степа давно уже должен быть дома, а его все нет. Побежала к бригадиру, может, на сверхурочную оставил?
А жена бригадира - стерва, а не баба, ехидно улыбается:
- Да у него уже полгода сверхурочные работы в деревне Архиповка у Нинки-продавщицы.
Выскочила от них Люба, как ошпаренная, в голове туман, руки-ноги трясутся, сердце, наверное, разорвет грудную клетку.
Села Люба на свой трактор и – в Архиповку к продавщице. Не доехав дома три до соперницы, остановила трактор и пошла к дому. Тихонько открыла калитку, заглянула в окно. Степа, ее Степушка сидел за столом без рубашки, в майке, хмельной, а у него на коленях пьяная, растрепанная Нинка.
Люба ринулась к трактору, села за рычаги. И, ничего не соображая, в каком-то тумане, стала трактором крушить Нинкин забор, сарай, и утюжить все, что было во дворе… Что было дальше, Люба плохо помнит.
Утром Степан ходил с виноватым лицом, просил у нее прощения, но Люба как окаменела: ни упреков, ни слез, ни брани. Часа два она сидела, уставившись в одну точку, и ни Степан, ни хнычущая Валюшка не могли растормошить ее. В обед она молча покормила Степана и детей. Степан, уходя на работу, крепко обнял и поцеловал ее:
- Прости… - шепнул он ей.
Люба не реагировала на его слова и ласки. Уложила младшенькую спать и бегом в правление. Председателя колхоза и начальника МТС на месте не было. Любаша оставила у них на столе заявление, что с сегодняшнего дня она в МТС не работает, трудовую книжку и зарплату с отпускными заберет позже.
Вернувшись домой, Люба лихорадочно побросала в рюкзак самые необходимые вещи, взяла деньги, что копила на мебель, швейную машинку, и, подхватив девчушек, задами, огородами, через лесок добралась до шоссе, там села в автобус и поехала… сама не зная куда.
 
ДедалДата: Суббота, 26.10.2013, 11:11 | Сообщение # 36
!!
Группа: Проверенные
Сообщений: 29
Статус: Оффлайн
Окончание рассказа ЛЮБУШКА, ЛЮБОВЬ МОЯ

---- «» «» ----

Прошло три года. Где только не жила она все это время. Сначала из деревни уехала в Татарию, в Бугульму. Там полгода работала водителем на стройке, научилась говорить по-татарски, песни татарские выучила. Затем перебралась обратно на Урал, в Челябинск, и, наконец, осела под Свердловском.
Все эти годы ее очень выручала швейная машинка. Куда бы она не приезжала, у нее сразу появлялась масса заказчиков на пошив одежды. Этого заработка и зарплаты с основной работы хватало, чтоб прокормиться, заплатить за жилье и нянечку для младшей дочки. Вот так и жила.
Вскоре устроилась комендантом в общежитие ПТУ, получила комнатку. Свободного времени стало больше, записалась в городской самодеятельный хор, и стала солисткой в хоре, голос у нее был сильный и чистый. Люба любила петь старинные песни, аккомпанируя себе на гитаре. Здорово наяривала на балалайке, что особенно нравилось ее девчушкам, стоило ей взять в руки балалайку и заиграть «Камаринскую», как дети бросали все игры и плясали до упаду.
На четвертый год своих скитаний Люба повстречала хорошего, доброго, делового мужчину и сошлась с ним. Особой любви Люба к нему не испытывала, просто ей нужен был надежный друг, крепкое плечо, на которое можно опереться. Новый муж обожал ее, нежил, и к детям относился хорошо.
Как-то Люба решила написать письмо своей бывшей подруге Галине, которая жила в деревне на одной улице с родителями Степана. Написала, что первые годы после ухода от Степана были очень тяжелыми для нее. Остаться в 27 лет с двумя малышами на руках, без крыши над головой, среди чужих людей, да еще с такой раной в сердце… Но сейчас все устроилось. Время лечит. Страшная обида на Степана прошла, боль зарубцевалась, и она все чаще вспоминает свою первую любовь и счастливые годы своего замужества.
Люба написала, что часто вспоминает Галю, скучает о ней, и пригласила ее в гости. Ответ от Гали пришел неожиданно быстро. Письмо было темпераментное: «Любка!! Сумасшедшая, ненормальная! Как ты могла уехать, не сказав ничего мне? Четыре года молчания! Я думала, тебя в живых уже нет! Ну, хоть какую-то весточку могла мне подать? И это называется лучшая подруга! Живешь теперь снова на Урале, и даже не приехала, а ведь у меня была свадьба. Кто обещал быть свидетельницей на моей свадьбе? Кто обещал быть крестной матерью моему первенцу? Немедленно приезжай, иначе прощения тебе не будет никогда! Я приехать не могу, сама понимаешь, летом страда, покосы. Жду. И никаких отговорок! Все новости узнаешь, когда приедешь».
Люба долго в задумчивости сидела над письмом. В этой деревеньке, красивейшем месте Урала прошли лучшие ее годы, рядом были хорошие люди, а Галка была, как родная сестра. Как был нежен и внимателен все эти годы Степа, как было с ним спокойно и беззаботно. А как он любил подурачиться с детьми! Люба любила смотреть, как они катаются по полу, визжат, смеются, какие только игры он с ними не придумывал. А когда она брала балалайку и начинала играть плясовую, Степа так лихо отплясывал вместе с девчушками. Ах, Степа, Степушка, как же ты все испортил… Интересно, как он живет сейчас? Женат ли? Вспоминает ли ее?
Люба недели две ходила задумчивая и молчаливая. И вот однажды, неожиданно для самой себя, обратилась к мужу:
- А давай поедем в отпуск в одну красивейшую деревеньку. Это здесь, на Урале. Не так далеко от нас. Места там обалденные! А грибы! А рыбалка! Поедем, а?
- А чего ж не поехать, я всегда готов.
Ах, Люба-Любушка! Говорят, нельзя в одну реку войти дважды, и, расставшись с любимым, нельзя возвращаться в прошлое. Эта поездка перевернула всю дальнейшую жизнь Любы. До самого ее последнего часа. Муж не знал, что именно в этой деревне ей довелось испытать большую любовь и сильнейшее разочарование. Иначе, он бы отговорил ее от этой поездки.

---- «» «» ----

А что же было со Степаном все эти годы? Узнав, что Люба ушла от него, Степа взял отпуск и поехал к ее родителям, но Люба не писала им в первый год, не хотела расстраивать их своей неустроенной жизнью и мытарствами по городам, и Любины родители ничего о ней не знал. Он объехал почти всех ее подружек - никаких следов. Подал заявление в розыск, но кто будет искать сбежавшую жену, у милиции и важнее дел невпроворот. Степан обратился в районную газету и в областное радио в надежде, что Люба откликнется. И стал ждать, думал, вернется, куда она денется с двумя детьми. Переехал в новый дом. В доме жуткая пустота, не слышны детский визг и смех, не хлопочет у плиты Любаша.
Ах, если б мог ее увидеть, поговорить, объяснить все. Как он любит ее и дочурок, и никто ему не нужен, а Нинка – так, временное затмение, блажь какая-то. У всех мужиков бывают такие моменты, но не рушить же из-за этого семью, не лишать детей отца. Если б он мог все объяснить. Но Люба, гордая Люба, не простила предательства, ушла, скрылась, пропала, как в воду канула.
Жизнь стала тягостная, не в радость. Не выдержав тоски и одиночества, уехал Степан из деревни. Где он пропадал несколько лет, никто не знал.

---- «» «» ----

Приехав в деревеньку, Люба с мужем остановилась у своей подруги Галины. После праздничного ужина женщины уединились, рассказали друг другу о своем житье-бытье. Галя сказала, что полгода назад Степан вернулся в деревню с новой женой. Живут в своем достроенном доме.
- Вот видишь – все устроилось. У тебя семья, и у него семья. Одни тропинки зарастают, другие протаптываются. А как ты с новым мужем, счастлива?
- Стараюсь. А как у Степана с молодой женой?
- Да вроде все нормально. Часто вместе нарядные гуляют. Вот только, когда выпьет, уходит вон на ту гору, садится у раскидистой сосны и часами сидит, курит. Оттуда вся деревня видна, как на ладошке, вот и любуется.
- Эта сосна на горе была местом наших свиданий, и потом, когда поженились, и Томочка уже была, мы там по праздникам устраивали пикнички.
На Любу вдруг нахлынули воспоминания, нестерпимо захотелось пройтись по деревне, увидеть Степана, дом, который они с такой любовью строили, подняться на гору…

Люба оделась, вышла на улицу, пройдя немного, столкнулась с бабой Зоей, та перекрестилась, увидев Любу:
- Господи, уж не блазнит ли мне? Никак, Люба в деревне объявилась? Ты насовсем вернулась, али как?
Люба поздоровалась, сказала, что приехала на пару дней и тут же повернула обратно. «Ну вот, через пять минут вся деревня будет знать о моем приезде».
- Ты че вернулась-то? – удивилась Галина.
- Не знаю, как-то мне не по себе. Хочу увидеть Степана и боюсь этой встречи, сама не знаю, что со мной. И вообще, зачем я сюда приехала? Старую рану бередить?
- Тут без поллитры не разберешься. Давай-ка выпьем. Люба с Галей выпили еще. Мужья уже дошли до нужной кондиции, пели песни, и периодически спрашивали друг друга:
- Ты меня уважаешь?
- Я тебя уважаю.
Похоже, что они понравились друг другу.
Уже смеркалось. Люба незаметно вышла из дома, прошлась по берегу, и как-то ноги сами завели ее на гору. Сколько лет Люба не была здесь…. До чего красивы уральские места! Внизу, в домах, уже зажегся свет, у клуба толчется молодежь, а вот и дом Степана. Воспоминания нахлынули на нее.
- Степа, Степушка… - зашептала она.
- Здравствуй, с приездом, - неожиданно раздался хриплый мужской голос.
Люба вскрикнула, обернулась. Степан! Откуда он взялся здесь?
- Любушка… нашлась… Я уже не чаял, тебя увидеть. Баба Зоя шепнула, что ты здесь. Как же так, ушла… ни слова… Люба! – и он протянул к ней руки, она, секунду поколебавшись, бросилась к нему в объятья, и вдруг разрыдалась.
- Ну успокойся, милая… Хорошая моя… Мы же теперь вместе, мы снова нашли друг друга, - он гладил ее волосы, плечи, а она рыдала так горько, так безутешно.
- Любушка, любовь моя! Как часто приходил я сюда, когда мне было плохо, совсем плохо. Я приходил и воображал, что ты здесь, рядом, я разговаривал с тобой, рассказывал о житье-бытье. Умолял тебя вернуться. И ты услышала… вернулась… Ну, не плачь, солнышко мое, теперь мы вместе, теперь все будет хорошо.
Его нежные руки, запах его тела, эти ласковые глаза, все было таким родным.
- Степа, Степушка, все эти годы я ни на день не забывала тебя. Сначала была такая боль, обида, хотелось выбросить тебя из памяти навсегда. А в последнее время постоянно вижу тебя во сне, вспоминаю, как же мы были счастливы! И так захотелось увидеть тебя, хотя бы издали, на мгновение… Вот и приехала…
- Расскажи, как ты живешь, Люба. С кем оставила детей? Какие они стали? Часто ли вспоминают меня? Томочка уже школьница, но не я провожал ее в первый класс. Ах, Люба, мы оба наделали много глупостей и ошибок, и испортили жизнь и себе, и детям. Если б ты не уехала тогда… Расскажи мне все о детях.
Но Люба не могла, у нее язык не поворачивался сказать сейчас, именно сейчас, что у детей теперь другой отец, и что чужого дядю они называют папой…
- Потом, Степушка, все расскажу потом, дай на тебя наглядеться.
Всю ночь они провели вместе, не могли наговориться, не могли наглядеться друг на друга…
Наступил рассвет. Они спустились в деревню.

---- «» «» ----

- Где ты был всю ночь? Я по всей деревне ищу тебя! – услышали они голос женщины.
У Степиного дома стояла беременная женщина, с огромным животом, вся зареванная, с опухшим от слез лицом.
- Твоя жена? – тихо спросила Люба. Степан молчал.
- Иди. Ей нельзя волноваться, все. Прощай! – Люба шагнула в сторону. Степан схватил ее за плечи:
- Только не уходи, умоляю тебя! Не уходи! Я столько искал, ждал, нашел…
У женщины лицо исказилось от боли, она, поддерживая живот руками, уперлась спиной на забор и стала как-то странно сползать на землю.

Степа, помоги, ей плохо!
Он бросился к жене, взял ее на руки, обернулся к Любе:
- Умоляю! Не исчезай! Мне не жить без тебя!
Кажется, его жене стало совсем плохо, она застонала, закусив губу.
- Я замужем, приехала за разводом, - громко сказала Люба.
Женщина как-то облегченно вздохнула и вся обмякла. Люба открыла ворота, дверь в дом, помогла уложить беременную в постель.
- Все будет хорошо, миленькая, не беспокойся, у вас все будет хорошо, - быстро заговорила Люба, поглаживая по руке женщину. – Я приехала за разводом, теперь вы оформите все по закону, у вас будет чудесный малыш. Не волнуйся, тебе это вредно. Степа, завтра с утра встречаемся в правлении с документами и заявлениями о разводе.
И, боясь взглянуть на Степана, она выскочила из избы. Степан бросился за ней.
- Степа!!! – отчаянно закричала женщина.
Люба быстро, не оборачиваясь, помчалась к дому Галины. У калитки уже стояла автомашина, и муж нервно ходил взад-вперед. Подбежав к дому, Люба, размазывая слезы по лицу, хотела что-то сказать, но муж опередил ее:
- Я все знаю, дома разберемся, - он открыл дверцу машины. – Садись!
- Вещи…
- Вещи уже в машине.
Слезы застилали глаза, в голове как молотком стучали два слова: «Вот и все. Вот и все».
Отъехав немного, она еще раз оглянулась на деревню, где остался ее Степушка, на гору, где они провели волшебную, дивную ночь…
- Ну, вот и все, - уже вслух произнесла Люба.

---- «» «» ----

Домой вернулась Люба потрясенная и молчаливая. Никто не узнавал озорную плясунью и певунью. Каждую ночь во сне шептала:
- Степушка, любимый, единственный мой, Степушка, - через полгода Люба рассталась со своим вторым мужем.
Больше она замуж не выходила, несмотря на многочисленные предложения поклонников.

2005г, январь
 
SvetaДата: Суббота, 26.10.2013, 12:40 | Сообщение # 37
!!!!!!!!!
Группа: Проверенные
Сообщений: 1061
Статус: Оффлайн
Спасибо за душевный, пронзительный рассказ о любви.

"Быть любимым - это больше, чем быть богатым, ибо быть любимым - значит быть счастливым".

Клод Тилье(французский писатель и журналист)
 
ДедалДата: Четверг, 31.10.2013, 11:52 | Сообщение # 38
!!
Группа: Проверенные
Сообщений: 29
Статус: Оффлайн
ДАЧА С ПРИВИДЕНИЯМИ
Валентина Орлова

Стас возвращался из очередной командировки, подходя к дому, усмехнулся: «Интересно, что сейчас моей женушке пришло в голову»? Дело в том, что в отсутствии мужа у его жены накапливалось слишком много нерастраченной энергии, и каждый раз входя в дом, он не узнавал своей квартиры. Неугомонная Лариса то переклеит все обои в квартире, то поменяет часть мебели и портьеры на окнах, а то просто переставит всю мебель на новые места. «И сегодня без сюрпризов не обойдется».
Так и есть. Лариса, встретив мужа, расцеловала его, приняла от него чемодан и, подавая тапочки, хитро улыбаясь, произнесла:
- А у меня идея!!
- Опять?
- А что, идея классная, тебе понравится!
- Только не убивай сразу, дай передохнуть.
За обедом лицо Ларисы выражало крайнее нетерпение.
- Ну, валяй, - усмехнулся Стас. – Выкладывай свою идею.
- Нам необходимо купить дом в деревне, - выпалила Лариса.
- Даже необходимо?
- Конечно. На лето надо же детей куда-то вывозить из пыльного и загазованного города.
- А где тити-мити? Деньжата где? Ты знаешь, сколько стоит дом под Москвой?
- Знаю. Я уже нашла отличный домик. – Стас от неожиданности поперхнулся и закашлялся. – И совсем не дорого. За сто километров от Москвы дома даже очень дешевые. Откажемся от гаража и загранпоездки.
- И ты думаешь, этого хватит?
- Хватит. Я уже ездила, смотрела этот дом.
- О, Господи… - простонал Стас.
- Итак, слушай. В деревне всего семь домов, ближайшая автобусная остановка и магазины в четырех-пяти километрах. В избе одна большая комната, кухня с русской печкой (заболеешь, ляжешь на печку, все косточки прокалишь, на аспирине сэкономим). Дальше – небольшой закуток для детской и огромные сени, их можно переделать под комнату.
- Есть сарай, колодец во дворе и, представляешь, банька! Я буду тебя парить и спинку тереть!
- Ну и ну… И сколько же стоит все это удовольствие с банькой вместе?
- Да дешево, совсем дешево!
- А ездить с детьми в такую даль, ты представляешь, что это такое? – но, взглянув на Ларису, понял, что ее уже не переубедишь.

---- «» «» ----

При оформлении покупки дома у нотариуса произошла неприятная сцена. Бывшая хозяйка завещание оставила на одну из двоих дочерей. Вторая дочь требовала свою долю.
- Деньги за дом ты должна нам отдать поровну, - заявила Ларисе обиженная наследством сестра. – Иначе, ты проклянешь свою покупку! Уж я тебе обещаю!
Но все сделано было по закону. Оформили дом на Ларису, и деньги отдали в присутствии нотариуса законной наследнице.
Через неделю, когда Лариса со Стасом сгружали вещи в новый дом, женщина, которая оспаривала завещание, ворвалась к ним с криком и угрозами:
- Не жить вам в этом доме! Не жить! – кричала она. – Не пройдет и года, как вы сбежите отсюда! Вы меня еще вспомните! И не раз!
Стас с Ларисой отлично понимали ее обиду, сочувствовали ей, но что они могли сделать? Ничего, со временем все успокоится.
Отдыхать в деревне летом – просто мечта. Тишина …. Только птицы по утрам в лесочке заливаются. Ни гула машин. Ни пыли, ни выхлопных газов. Детям раздолье! Живут в деревне одни старички, молодежь лишь изредка приезжает по выходным или по праздникам.
В бревенчатом доме летом прохладно, не то, что в городе, где панельные дома и асфальт так за день нагреваются, что и ночью жара, не передохнешь.
Недалеко лес, речка. Весь июнь Лариса с детьми блаженствовали на природе. На участке зацвели цветы, посаженые еще бывшей хозяйкой. Поспела земляника, малина, смородина. Четыре огромные яблони были увешаны яблочками, которые наливались соком.
Красота!.. Райское местечко… Все семейство было счастливо. Но… вскоре появилось «но».
В июле есть какой-то день, называется, кажется, днем Ивана Купалы, когда по народным преданиям собираются ведьмы на шабаш и вылезает всякая нечисть.
В это день вернулся Стас из очередной командировки и сразу помчался на дачу. Лариса на кухне готовила праздничный ужин. Приезд мужа был для нее всегда праздником. Шинкуя зелень для салата, Лариса вдруг увидела, что ножницы, висящие на стене у стола, стали раскачиваться. Она машинально их остановила. Через минуту, подняв глаза, увидела, что ножницы снова качаются, но уже с большей амплитудой. Удивленно покачав головой, посмотрела по сторонам, приложила ладонь к стене, затем обошла печь и посмотрела на эту же стену с другой стороны. Все нормально. Вернулась в кухню, ножницы висят неподвижно.
- Странно. Мы еще не выпили, а у меня уже начались галлюцинации.
В кухню вошел Стас, разговаривая с Ларисой, тоже потянулся к стене, и остановил новое раскачивание ножниц.
«Значит, мне не мерещится? Что за чудеса?», - подумала Лариса.
Подавая тарелки с закуской Стасу, увидела изумление на его лице.
- Ты что-нибудь понимаешь? – спросил он, глядя на раскачивание ножниц.
- Я их уже несколько раз останавливала …
- Чертовщина какая-то, ничего не понимаю. Может, у нас здесь проходит магнитная аномалия, приводящая металл в движение?..

---- «» «» ----

Поужинали, вдоволь накупались в реке, прогулялись по деревне, уставшие и довольные, вернулись домой и сразу уснули.
Среди ночи Ларису разбудил какой-то странный звук, как будто песок бросали на брезент. Лариса прислушалась. У русской печки стояла раскладушка, может быть, на нее из щелей в потолке песок просачивается и падает? Она встала, включила свет, посмотрела на раскладушку, провела по ней рукой, ткань чистая, никакого песка. Обошла все комнаты, все нормально. Приснилось, наверное, и снова улеглась под бочок к тепленькому сонному Стасу.
Но уснуть не удалось. В печной трубе послышался свист, завывание, задребезжала заслонка. Проснулся и Стас.
- О, завывает кА! Как будто на улице настоящий ураган. - Он встал, подошел к окну, деревья в саду стояли не шелохнувшись. – Странно, а от чего же в печи гремит, свистит и завывает?
Он подошел к печке, заглянул внутрь, потрогал рукой дребезжащую заслонку. Наконец, все стихло. Но сон уже прошел…, закурили…. Вдруг в сенях заскрипела дверь, послышались шаги.
- Это еще что такое?! – Стас взял газовый пистолет и направился к двери. Лариса испуганно преградила ему путь.
- Ради Бога, не открывай, не выходи! Я боюсь!
- Успокойся, нам же говорили, что здесь в деревне тихо, чужих не бывает. А мы с тобой просто перегрелись на солнышке.
Стас резко откинул дверной крючок, и рывком открыл дверь в сени. Все двери закрыты, никого нет. Взял фонарик, поднялся по приставной лестнице и заглянул на чердак. Осветил все углы – никого нет.
- Ну, мы даем с тобой, старушка! Так и свихнуться не долго. Давай-ка спать.
Утром встали вялые, невыспавшиеся.
- Не нравится мне все это. Целый месяц не могли нарадоваться тишине и спокойствию в деревне. В Москве то у чьей-то машины сигнализация включится и воет до утра, и думаешь, уж скорей бы угнали эту чертову машину. То сосед сверху в час ночи вдруг вздумает сверлить стенку. А здесь все окна открыты, свежий воздух, тишина. И вдруг какая-то чертовщина. Вечером Лариса запросилась домой, в Москву. Ночевать в деревне категорически отказалась.
Все семейство уехало в город.
Вернувшись домой, Лариса позвонила родителям и рассказала о странностях загородного дома. Родители отнеслись к рассказу очень скептически.
- Золотко, а тебе это не приснилось? Может, вы были сильно под «шафе»?
К телефону подошел Стас и подтвердил, что все видел и слышал сам.
- Ребята, но вы же взрослые, образованные люди. Не думаете же вы, что у вас там хозяйничает привидение? Это же сказки для детей. Может, была геомагнитная буря, может, какие-то изменения в атмосфере происходили перед грозой.
- Не было там ни грозы, ни ветерочка. Вот завтра Стас улетает и надолго, и меня туда уже никакая сила не затащит. Вы можете смеяться, но я боюсь туда ехать. Успокойся, Ларочка, в эту пятницу мы поедем с вами и попробуем во всем разобраться на месте.
В пятницу Лариса с детьми и родителями прибыли в деревню. Родители осмотрели дом, прошлись по деревне, познакомились со старичками, к вечеру пригласили их к себе на чай.
В саду они стояли как околдованные ярким разноцветьем: среди грядок, перед окнами, у забора цвели гвоздики, мальвы, лютики, васильки, астры. А четыре огромные яблони, увешанные яблочками, просто привели их в восторг.
Отец, заядлый парильщик, обошел баню кругом, осмотрел все внутри и заявил, что сегодня обязательно устроит банный день.
Вечером натопили баню, напарились. На улицу вынесли стол, самовар, торт и кексы, привезенные из Москвы, созвали старичков-соседей. Выпили по рюмашечке, и разговоров было до часу ночи.
Ночь прошла на удивление спокойно. Все окна открыты, в доме прохлада, ветерок заносит запах цветов и скошенной травы. И тишина …
Часов в пять где-то пропел петух, родители встали, вышли в огород. Мать принялась за прополку, отец – за поливку. После завтрака пошли в лес за лекарственными травами. Набрали охапку зверобоя, пустырника, нарвали листьев подорожника, мать-мачехи, все нанизали на ниточки и развесили в сарае в тени на сквознячке сушиться.
После обеда искупались, поработали в огороде, покрасили штакетник. На ужин попробовали впервые в жизни истопить печь и испечь пирожки с ягодами; и, странное дело, получилось, правда при консультации старушки соседки.
Дети отнесли по тарелке горячих пирожков соседям, а соседи взамен угостили парным молоком и сметанкой.
- А хорошо, все-таки, жить в деревне! Восхищались родители.
Все три дня прошли просто замечательно.
Через неделю Лариса поехала в деревню одна, намеревалась покрасить полы, потолки. Побелить печь, поэтому детей оставила в городе с родителями.
День был жаркий, солнечный. Краска быстро сохла, работалось с удовольствием. Лариса врубила магнитофон с кассетами ее любимого певца Кай Метова, красила, пританцовывая и подпевая. Настроение было отличное.
К вечеру Лариса так устала, что прилегла отдохнуть на диван и сразу уснула.
Ночью приснился тяжелый сон, как будто кто-то лохматый, вроде кошки, ползает по ее руке, добирается до горла и начинает душить. Лариса пытается закричать, позвать на помощь, но не может, из горла вырывается только хрип. Сделав над собой громадное усилие, Лариса закричала и проснулась. Вот черт! Ну и сон! Потрогала рукой горло, болит. Встала, включила свет, подошла к зеркалу, на шее - багровые отпечатки пальцев!!
Лариса отшатнулась от зеркала, испуганно огляделась вокруг. Включила везде свет, проверила замки на дверях. Ее била нервная дрожь.
Лариса взяла сигарету, налила бокал вина, села в уголок дивана и так просидела до рассвета.
Утром побежала к соседям, очень милым и добрым старичкам, рассказала о ночном кошмаре и показала синяки на шее.
- Доченька, это тебя домовой не принимает, - старушка стала рассказывать, как задобрить домового.
- Да не домовой это, мать. Это Клавка-ведьма все вытворяет, чтобы их из дома выжить.
- Кричала же она, что через год они сами сбегут из этого дома, вот и колдует, ведьмища проклятая! – пробормотал старик.

---- «» «» ----

Продолжение следует
 
ДедалДата: Воскресенье, 10.11.2013, 09:54 | Сообщение # 39
!!
Группа: Проверенные
Сообщений: 29
Статус: Оффлайн
Продолжение

Вернувшись в Москву, Лариса не находила себе места. Надо же? Ведьма объявилась в деревне. Скажи кому, не поверят, засмеют. Настроение было прескверное, работа валилась из рук, читать не хотелось, передачи по телеку раздражали.
«Позвоню-ка я Наташке, только она сможет отвлечь меня от плохих мыслей» - подумала Лариса и набрала номер телефона.
- Алло, Наташка, привет!
- О-о-о! Ларка! Где пропадаешь? У меня новостей! Новостей, - и запела, - «мечусь меж сковородкой и работой, а главное горю, горю сама»!
- Натка, ты что, влюбилась?
- Ларка! Втюрилась я по самые уши! Голова идет кругом, земля уходит из-под ног, мне будто снова восемнадцать лет!
- Это в твои-то годы?
- А годы не деньги, чтобы их считать!
- И кто же твой избранник?
- Музыкант из Большого.
- У-у-у… Говорят, музыканты такие циники, у них все разговоры об одном: где бы выпить, да кого бы трахнуть.
- Обижаешь… А помнишь, ты в международке стюардессой летала? Какая слава о них ходит? А ты хоть раз себе позволила, какую вольность? Так что, не чеши всех под одну гребенку. – Ну, прости, прости. Как звать? Какой он?
- Звать Максимом. Какой? Лысый, длинный как жердь.
- Ну, ты даешь! Как же можно влюбиться в лысую «жердь»? Я думала, красавец.
- Зачем мне красавец. С лица не воду пить. Был бы нежный, умный, деловой. Знаешь, говорят, красивая женщина, как хорошая книга, всегда потрепана, ибо каждому хочется ее прочитать. Это же относится и к мужчинам. Я же не хочу потрепанного.
- Он был женат?
- Да, в течение пяти лет.
_ А дети есть?
- Нет.
- Натуся, а ведь тебе пора обзаводиться детишками. А если у него там не было, вдруг и ты не дождешься. Знаешь анекдот: в годы застоя прорабатывают мужика. Спрашивают, «почему у Ивановой от тебя двое детей, у Сидоровой – трое, а у твоей жены – ни одного? А я в неволе не размножаюсь».
В трубке послышались частые гудки. Вот, дура! «И чего я ее обидела, она на седьмом небе от счастья, а я ее как обухом по голове». Настроение испортилось еще больше. Решила снова позвонить и извиниться. Набрала номер, на том конце взяли трубку.
- Натуся, миленькая, дорогая, прости меня. Твой Максим, наверное, замечательный парень, и я буду им та же восхищаться, как и ты. Прости, у меня сплошные неприятности и мерзкое настроение.
- И мне плохо, давай, поговорим? – отозвался скрипучий голос старухи.
Лариса выругалась, черт бы побрал это телефоны! Ну, хоть бы сказала, что я ошиблась номером, старая карга! Позвонила снова.
- Натка, приезжай, мне плохо. И прости меня.
- Еду, - сердито проговорила Наташа и положила трубку.
Она приехала через час с бутылкой «Шампанского», пирожными, орешками.
Лариса была большая сладкоежка, а «Шампанское» просто обожала, при виде всей этой вкуснятины на сердце потеплело.
- Наташа, я знаю, в любой ситуации только ты мне можешь помочь, и Лариса рассказала о чертовщине в деревенском доме.
- Так, спокойно, давай разберемся. Помнишь год назад ты была у экстрасенса, он сказал, что ты обладаешь очень сильной энергетикой. Поэтому ты и мебель постоянно двигаешь и ремонты затеваешь. Любишь ездить в переполненном транспорте, потолкаться на рынке, ты таким способом разряжаешься, отдаешь людям лишнюю энергию.
Тебе еще посоветовали пройти курсы экстрасенсов и попробовать своей огромной энергетикой исцелять людей.
А в деревне ты с людьми почти не общаешься, отдых и постоянное пребывание на солнце еще больше заряжают тебя. Куда может выплеснуться твоя энергетика в деревне? На предметы. Это от тебя раскачивались ножницы, и гремела заслонка в печи. Ясно?
- Ну, ты даешь!!! Нашла ведьмочку!! Я там с ума схожу от всяких ужасов, а ты говоришь, причина во мне?
- Я читала, где-то на Урале в 60-х годах жила знаменитая Роза Куликова. Несколько институтов изучали ее феномен. Она своей энергетикой легко передвигала предметы на расстоянии и, вообще, творила чудеса. Может, ты у нас тоже феномен?
- Ну да. Скажи еще, что я сама себя душила, и такие синяки оставила у себя на шее.
- А вот тут что-то другое, с этим надо разобраться. Думаю, неплохо бы провести эксперимент. На выходные в деревню еду с тобой.

---- «» «» ----

В субботу Лариса с Наташей рано утром прибыли в деревню. Быстро полили огород, позавтракали, отнесли соседям привезенную из Москвы селедку (что в деревне считается деликатесом), и отправились на весь день на реку.
День был жаркий. Сначала загорали и купались, а в полдень, в самую жару, накинули тент, и блаженствовали в тенечке.
Вернувшись домой, увидели на крыльце своего дома трехлитровый бидончик, доверху наполненный лесной малиной. Видно, благодарные соседи так решили рассчитаться за селедку.
Малина была сочная и очень ароматная, не то, что садовая. И вкус совершенно другой. Лариса разложила малину по тарелкам, налила сливки, посыпала сахаром. Комната наполнилась аппетитным ароматом.
- Ларка, а ты настоящий гурман. Любишь вкусненько поесть.
- Свежайшая, ароматнейшая малина со сливками, что может быть вкусней этой божественной пищи!
Как хорошо отдыхать в деревне!
Этот день решили полностью посвятить отдыху, а огородные работы отложили на завтра. Вечером перед сном сходили на речку, накупались вдоволь. Спать улеглись рано, по деревенскому обычаю.
- Натка, а эксперимент? – уже засыпая, вспомнила Лариса.
- Завтра, - сонно пробормотала Наташа. – Все завтра.
Проснулась Лариса от скрипа половиц. В окно ярко светила луна, посмотрела на часы – первый час ночи.
- Ната, ты что ходишь, как лунатик? Тебе что-нибудь нужно?
- Кошка давно мяукает и царапается в дверь. Мы забыли запустить ее в избу. Сейчас открою.
- Какая кошка? У меня нет никакой кошки.
- Да? Ну, значит, она перепутала свой дом, - и Наташа снова улеглась на диван.
Минут через пять кошка снова замяукала и стала скрестись где-то у окна.
- Вот пристала! Не даст теперь уснуть! – Лариса подскочила к окну. – Брысь! Брысь отсюда!
- Лара, посмотри, что это? – испуганно крикнула Наташа.
Лариса обернулась. На стене над диваном лунный свет отразил противоположное окно и большую человеческую тень… У самого окна кто-то огромный в белом балахоне стоял и скреб по стеклу когтями. Лариса, схватившись за сердце, со стоном опустилась на пол.
Наташа кричала и звала на помощь до тех пор, пока не сбежались соседи. Баба Зина и дед Семеныч увели едва живую Ларису домой, уложили в постель, напоили валерьянкой. На улице Наташа рассказывала сбежавшимся соседям, что произошло.
- Это Клавдия, больше некому, - возбужденно говорил дед Василий. – Обида в ней клокочет и толкает на такое хулиганство.
- Да нет. Не может Клавдия на такое пойти, ей до такого не додуматься. Она, конечно, колдунья, но всегда всем помогала: лечила нас, баб наших научила в лечебных травах разбираться. Всегда такая тихая.
- В тихом омуте черти водятся. Обидели ее, вот колдунья и разбушевалась. Завтра соберемся всей деревней и прочистим ей мозги, неча над невинными изгаляться.
- А вдруг это не она? А настоящая сила нечистая? – сказала бабуля и перекрестилась.
Старики еще долго обсуждали случившееся. Стало светать, все пошли по домам.
Лариса попросила бабу Зину и деда Семеныча пройти с ней в ее дом. Там они с Наташей быстро побросали в сумки кое-какие вещи и уехали.

В понедельник в московских газетах появилось объявление: «Продается дом в деревне в 140 км от Москвы».

2005г. Валентина Орлова
 
ДедалДата: Суббота, 23.11.2013, 15:02 | Сообщение # 40
!!
Группа: Проверенные
Сообщений: 29
Статус: Оффлайн
КАТАСТРОФА
Валентина Орлова

«Не спешите, в гости к Богу не бывает опозданий»
В.Высоцкий

Алексей влетел в квартиру радостный и возбужденный, схватив жену в охапку, закружил по комнате.
- Алешка, ты выиграл в лотерею?
- Почти. Завтра мы летим на юг! К морю! Купаться, загорать, объедаться фруктами. Ура-а-а!!
- У-я! У-я-я! – подхватила двухлетняя девчушка и с визгом захлопала в ладоши.
- То есть как на юг? Как завтра? Тебе что отпуск дали?
- Да нет. У нас два самолета неисправных, ремонт затянется дней на восемь-десять. Два экипажа свободны. Один останется в резерве, другой отдыхает. Мы целых восемь дней будем вместе. И не где-нибудь, а у моря. «У самого синего моря-я…» – запел он. – Мы так редко видимся, а я так скучаю о вас. Дочурка, мы летим купаться на море!

---- «» «» ----

Он подхватил малышку, поднял ее высоко над собой и помчался по комнате.
- Летим! Набираем высоту? – Аленка, широко раскинув ручонки и гордо подняв голову, изображала самолет.
- Убираем шасси, - скомандовал командир, она сразу поджала ножки к животику.
- Набираем высоту, выше, выше! Вышли на заданный курс. Все. Теперь включаем автопилот, можно и передохнуть. Уф! Устали… - Дочка сложила ручки и закрыла глазки. Алешка хохотал.
- Этот крохотный шкет правильно понял все мои команды, - он прижал дочурку к груди, нежно поглаживая по головке.
- Умница ты моя, все-то ты понимаешь. Эх, жаль, нет у нас сына, уж я бы сделал из него летчика, настоящего аса!
- Алеша, не отвлекайся, развивай свою мысль дальше. Я заинтригована.
- Значит так, я улетаю утренним рейсом в составе другого экипажа проверяющим. Проверка слетанности экипажа запланирована на этот месяц, так что я совмещаю приятное с полезным. Выполню задание и останусь там. Найду жилье поближе к морю, накуплю вам фруктов, чего-нибудь вкусненького и еду в аэропорт встречать своих очаровательных принцесс. А вы прилетите четырнадцатичасовым рейсом, на утренний рейс билетов уже не было. Как мой план? Принимается единогласно?
- Алеша, а если в Энске нелетная погода, аэродром не принимает, и вы сядете на «вынужденную» посадку где-то в другом аэропорту? Принцессы прилетают, а их никто не встречает. И где мы, на ночь глядя, будем искать жилье? И как мы потом найдем друг друга?
- Все продумано, дорогая, на вашем рейсе вторым пилотом летит Женька. Он о вас позаботится. Если я не встречу, что совершенно исключено, Женя устроит вас в летном профилактории и через диспетчерскую службу сообщит мне.
- Отлично. Уж Женя постарается для своего командира, - засмеялась Галя.
- Чемодан с вещами я заберу, а ты полетишь налегке с одной сумкой.
После ужина Галя принялась собирать чемодан. Алеша, увидев, как она укладывает свитера, джинсы и кроссовки, расхохотался.
- Галка, ты на зимовку к чукчам едешь или на юг загорать? – и стал безжалостно выбрасывать все теплые вещи. Галя только ахала и всплескивала руками.
Уложили в чемодан купальники, шлепки, шорты с футболками и Аленкины вещи. Аленка тоже бурно участвовала в сборах, подтаскивая к чемодану свои любимые игрушки, с которыми ни в какую не хотела расставаться.
- А теперь слушай, родная, ты должна быть в аэропорту за час до вылета, чтобы зарегистрировать билет. Посадка заканчивается за 15 минут до вылета. Добираться до аэропорта 40 минут, так что ты должна выйти из дома не позднее 12-ти часов. Поняла?
- Так точно, командир! Вопрос можно?
- Валяй.
- А как с обратными билетами? Курортный сезон в разгаре, там нам билеты не купить.
- Не волнуйся. Все будет о кей.
Рано утром Алеша ушел на вылет. Галя прибралась перед отъездом в квартире, покормила дочку, нарядила ее. Оделась сама. Сложила в сумочку бутылочку с молоком, печенье, сок. Проверила на месте ли паспорт и билет. Все, с Богом. В путь. Вдруг вспомнила, что Алеша перед отъездом просил выключить электричество и закрыть воду. Так. Сделано. Ну, кажется все.
- Аленушка, где ты, солнышко? Уже пора, бежим.
«Солнышко» стояло на кухне, допивая из литровой банки томатный сок, рыжие струйки текли по новому платью, капали на гольфики, и вся мордашка была в томатном соке. Галя вскрикнула, схватилась за голову. Быстро ее умыла, переодела. Взглянула на часы – 12 часов 15 минут.
- Мы опаздываем, бежим скорее, - Галя открыла дверь. - Ой! А велосипед-то твой забыли на площадке. – Она подхватила «велик», но … перед самым ее носом дверь в квартиру захлопнулась. Сумочка с ключами в квартире. Что делать? Стала звонить всем соседям, может кто-нибудь поможет? Никого! Все на работе, Нашла в коридоре гвоздик, поковыряла замок, нет, «медвежатник» из нее не получается.
- Аленушка, доченька, ты слышишь меня? – Позвала она дочку, - Возьми стульчик и подтяни его к двери. Помоги маме открыть дверь.
- А какой стульчик?
- Да любой. Давай из кухни, здесь поближе. – Затопали ножки, послышалось пыхтение.
- Не могу … Он так-к-кой ти-з-з-зелый!
- Доченька, постарайся, нас папа ждет. Ну давай еще раз, ты сильная, ты сможешь.
Галя слышала, как малышка пыхтит, стул скребет об пол, упала, заревела.
- Лапочка, ну не плачь. Маме здесь так плохо, а я не могу к тебе войти.
Услышав, что маме плохо, кроха снова поволокла стул. Кажется, дотащила.
- Теперь залезь на стульчик, и покрути колесико на замке.
Дочка полезла на стул, упала и завопила еще громче. Галя беспомощно присела на корточки у двери, изо всех сил сдерживаясь, чтобы тоже не расплакаться. Обеспокоенная тишиной, Аленка закричала:
- Мама! Мама, не уходи!
- Я здесь, Аленушка. Жду, когда ты мне откроешь замок, покрути на нем колесико.
Наконец, малышка забралась на стул и открыла замок. Слава Богу! Схватив дочурку и сумку, так и бросив велосипед в коридоре, Галя выскочила на улицу. Добежала до остановки, ни одного автобуса! И ни одного такси! Десять минут ожидания показались вечностью. Время почти час, у Гали началась нервная дрожь. Вдруг из-за угла вынырнули «Жигули», Галя выскочила на середину дороги.
- Стойте!! Остановитесь!
Видя, что машина пытается ее объехать, Галя в отчаянии швырнула свою сумку прямо под колеса автомобиля. Резко завизжали тормоза. Выскочил разъяренный водитель.
- Ты что, ешькарнать? Больная? Или жить надоело? – мужчина орал, матюкался, но Галя, уцепившись за ручку дверцы машины, со слезами умоляла:
- Прошу вас, помогите! Я опаздываю на самолет, до вылета еще 50 минут, я еще успею, помогите! Я хорошо заплачу!
- Заплачу, заплачу… Садись. Меньше времени надо было тратить на марафет!
- Да из-за дочки все так получилось.
Машина рванула с места, они мчались зигзагами, обгоняя то одну, то другую машину, то выскакивая на обочину, то устремляясь в центр потока. У светофора промчались на красный свет.
- Ох погорю я с вами!
- Я заплачу любой штраф, только побыстрее, пожалуйста.
- Ну да! А если права отберут? Мне, вообще-то, надо было ехать совсем в другую сторону.
Галя, оправдываясь, стала рассказывать о неприятностях, которые посыпались на нее перед самым отъездом.
- Я бы на вашем месте отказался сегодня от полета. Если перед поездкой возникают сплошные препятствия, надо остановиться. Не искушать судьбу.
- Вы - фаталист? Верите в судьбу?
- И в судьбу верю и астрологией увлекаюсь. – С вызовом ответил он.
Галя повернулась и впервые внимательно осмотрела своего спутника.
Светло-русые волосы, отгоревшие на солнце. Лицо, шея, руки загорелые, обветренные. Широкоплечий, со спортивной фигурой.
- Вы не моряк, случайно? Летчики и моряки обычно суеверные люди.
- Я – геолог.
У светофора остановился целый поток автомашин, возникла пробка.
- Ну, все. Я опоздала, посадка заканчивается, а аэропорта еще и не видно, - обреченно вздохнула Галя.
Наконец вырвались из пробки. Они мчались на огромной скорости. У аэровокзала машина остановилась. Мужчина схватил ребенка на руки, скомандовал «Не отставать!» и помчался на летное поле через открывшиеся ворота, в которые въезжал УАЗик с надписью «Аэродромная служба».
- Слушай, друг, подвези к самолету, улетающему в Энск, опаздываем.
- А все. Уже опоздали. Видишь, от того самолета трап отъезжает? – Геолог бросился бегом к самолету.
- Эй, стойте!! Возьмите пассажирку!!! – что есть мочи, кричит он.
- Еще 10 минут до взлета!! Возьмите женщину!!!
Но уже запустили двигатели. Если Женя и видел их, он уже ничем не мог помочь. До взлета оставались считанные минуты. Радист уже читал «молитву» - предполетную карту:
- Документы: – командир, - на борту!
второй пилот, - на борту!
штурман, - на борту!
радист, - на борту!
Рули: - командир – проверены!
второй пилот – проверены!
штурман – АЗС выключен!
Топливо: - бортмеханик – топлива 40 тонн, на 6 часов 20 минут.
Взлетные данные: второй пилот – взлетная масса - 110 тонн, скорость отрыва - 260 км/час, длина разбега – 2100 метров
И так далее…
Галя не раз видела и слышала эту процедуру, прервать ее уже нельзя. Все. Она не успела. Опоздала на каких-то пару минут, и самолет улетает без нее. А там будет метаться по аэродрому Алешка, встречая их.
К ним подъехала аэродромная милиция, начался шум, выяснение личностей… Галя с малышкой в слезах тихо поплелась к аэровокзалу. Геолог догнал ее.
- Кончай реветь! Взлетную полосу испортишь! Не волнуйся, оказывается, в твой город чартерные рейсы летят каждые два часа. Сейчас все устроим.
- Ну да, устроим. Билетов-то еще вчера не было ни на один сегодняшний рейс.
Он взял у нее билет, паспорт, спросил у дежурной, где находится кабинет начальника аэропорта. Зашел к начальнику, от него побежал к кассе военнослужащих. Каким-то чудом ему удалось переоформить билет на следующий рейс. Возвращая паспорт, геолог развернул его и прочитал:
- «Галина Сергеевна». Держи свой билет, Галя. Вылет в 16 часов, через час начнется регистрация. Подумаешь, на пару часов опоздаешь!
- Меня там будет встречать муж. А вдруг он решит, что я передумала лететь и уйдет, не встретит.
- Встретит, обязательно встретит. И хватит хлюпать носом, а то твой муж такую зареванную и не узнает. – Он вытащил свой носовой платок и, как маленькой, стал вытирать слезы.
- Ну, все, все. А то смотри, и малышка наморщила носик, если и она сейчас заревет, что я буду с вами делать?
Он нашел свободное кресло, усадил их.
- Спасибо вам за помощь. Вы столько времени потратили на нас. Вам здорово достанется на работе?
- Нет. Скажу, что был на свидании с двумя прехорошенькими женщинами, начальник лопнет от зависти, - он засмеялся. У него было такое доброе лицо.
- Счастливого полета. Вас встретят, все будет хорошо, - утешал он.
- Вы – замечательный человек! Я вам так благодарна.
- Да ладно, чего там, - засмущался он. В порыве благодарности Галя обняла его и поцеловала. Он смутился еще больше, похлопал Аленку по щеке, резко повернулся и пошел к выходу. «Везет мне на хороших людей, будь счастлив, парень».

---- «» «» ----
Продолжение следует
 
ДедалДата: Суббота, 23.11.2013, 15:03 | Сообщение # 41
!!
Группа: Проверенные
Сообщений: 29
Статус: Оффлайн
Продолжение «Катастрофа»
Объявили регистрацию пассажиров и посадку на самолет. В самолете Галю усадили на первое кресло, у пилотской кабины, на стене перед ней висела детская люлька, подошла бортпроводница и уложила в нее уставшую Аленку. Малышка, попив молочка из бутылочки, тут же заснула. Ну и денек! Только б Алеша встретил. Женя, конечно, видел ее, бегущую к самолету, и объяснит, что жена опоздала. Алешка будет встречать все рейсы. Представила, как он будет ворчать, что их нельзя одних оставить ни на минуту, что каждый день у них сплошные приключения. Галя незаметно задремала. Проснулась от объявления стюардессы:
- Самолет идет на посадку, пристегните привязные ремни!
Самолет резко пошел на снижение. От быстрого перепада давления заложило уши. Заплакала Аленка. Галя взяла ее на руки, дала конфетку, чтобы облегчить боль в ушах. Пассажиры прильнули к иллюминаторам.
Аэродром был окутан густым дымом. На дальней полосе, у подножия горы было сконцентрировано огромное количество машин: пожарных, аварийных, «скорой помощи».
Самолет совершил посадку. Подрулили к аэровокзалу, но пассажиров долго не выпускали. Наконец подали трап. Кругом чувствовалась какая-то нервозная обстановка, работники аэропорта бегали с озабоченными лицами. Встречающие плакали, обнимали и целовали своих родственников так, как будто они вернулись с того света, а не прилетели из Ленинграда.
Галя осмотрелась. Алеши среди встречающих не было. Справочная служба не работала. Дверь в медсанчасть была открыта, там какой-то женщине делали укол. А она рыдала с криком, с причитаниями, как на могиле. Рядом с Галей остановилась женщина.
- Вот убивается как! Потеряла сразу троих: дочь с зятем и внука,
- А что случилось?
- Самолет предыдущего рейса из Петербурга разбился, не рассчитал и врезался в гору. Такой взрыв был, грохот, огонь до облаков.
- Какой рейс? – переспросила Галя.
- Да вот два часа назад… Из Ленинграда… Никого живого …
У Гали закружилась голова, больно заныло сердце, ноги стали ватными, она прислонилась к стене, едва удерживая спящую на руках дочку.
- Вам плохо?
- Да. Очень.
Женщина взяла у нее с рук ребенка, крикнула в открытую дверь:
- Скорее! Здесь с женщиной плохо!
Вышла девушка в белом халатике, взяла Галю под руку, усадила на кушетку.
- Что с вами? Где болит?
- Я с того рейса … Ленинградского… четырнадцатичасового…
У врача глаза стали круглыми.
- Как? Там же никого живого… никого… Повторите, с какого вы рейса?
- Не судьба… Он говорил не надо спешить…, - монотонно говорила Галя. – А мы мчались… мчались … Опоздали в гости к Богу всего на пару минут…
- Она бредит. – Врач сделала укол в руку, похлопала по щеке. – Вам лучше?
- Да.
- Вы только что прилетели?
- Да. Я опоздала на тот рейс всего на пару минут.
- Теперь понятно. Вы радуйтесь, что остались живы, считайте, что родились второй раз. Вас кто-нибудь встречает?
- Муж обещал встретить. Он улетел раньше.
- Тем рейсом? – испуганно и сочувственно спросила врач.
- Нет. Утренним. Но он почему-то нас не встретил.
- Боже мой, да он, наверное, там, на пожарище, ищет ваши тела.
- Тела?! – Галя вскочила. – Мне надо бежать! Туда, на место катастрофы! Боже ты мой, Алеша ищет наши трупы.
Врач крепко ухватила ее за руку.
- Вам туда нельзя. Не каждому по силам выдержать такое зрелище, а вы еще с ребенком. Как фамилия и имя вашего мужа? – она записала данные на листочке, выглянула в окно, крикнула:
- Витя, дорогой, не в службу, а в дружбу, передай записку любой проезжающей машине. Пусть они по громкоговорителю найдут этого парня, его жена здесь у нас. А вы, голубушка, посидите здесь, подождите.
- Мне душно, я выйду. – Ей помогли выйти из здания, усадили в сквере в тени деревьев.
Дочка хныкала, просилась домой. Подъехала машина «скорой помощи», дежурный, открывая ворота, спросил:
- Собираете трупы для опознавания?
- Ты что, там ничего не осталось, сплошное месиво. Разбросало лишь отдельные фрагменты тел. Находиться там невозможно. От такого зрелища можно сойти с ума …
Галю затошнило, сильно заболел затылок. Порылась в сумочке, поискав таблетку от головной боли.
- Я тоже хочу домой, - сказала она хнычущей дочке и разрыдалась.
- Домой, ничего не видеть и не слышать! Все забыть! Милая моя девочка, я тоже хочу домой. – И обе расплакались.
Прошло более получаса, когда на поле появился Алеша. Какой-то мужчина вел его под руку, что-то бурно ему объяснял, а Алеша шел и все оглядывался назад. Лицо его было серое, глаза запавшие, неживые. Галя побежала навстречу.
- Алеша, милый, родной мой, мы живы. Мы прилетели другим рейсом. – Она обнимала, целовала его, а он смотрел на нее и как будто не узнавал, все оглядывался назад, на место катастрофы.
- Алешенька, милый, мы опоздали на тот рейс. Мы здесь, с тобой. – Подбежала Аленка, обхватила его ногу. Он как-то странно погладил по голове Галю и Аленку и, повернувшись, пошел обратно.
- Он в глубоком шоке. За эти два часа, он мысленно похоронил вас, и сейчас воспринимает все не как реальность, а как видения, образы. Уводите его отсюда поскорей.
Мужчина остановил Алексея и, тихонько подталкивая в спину, повел к выходу. Галя хотела взять Алешу за руку, но увидела, что в руке он держит маленькую детскую туфельку. Она попыталась взять ее, но он поднес ее к губам, и так крепко сжал, что побелели пальцы.
- Алеша, Аленка здесь с тобой, ты не узнаешь нас? Мы здесь с тобой, мы живы.
Алеша внимательно посмотрел на них, и снова повернулся в сторону пожара, какая-то невероятная сила тянула его на место катастрофы. Галя беспомощно посмотрела на мужчину.
- Не бросайте нас одних, я одна не справлюсь, помогите.
- У меня здесь машина, идемте. Какой адрес? – Галя осмотрела у Алеши карманы, нашла на обрывке какой-то адрес.
Подъехали к дому. Навстречу выскочила встревоженная хозяйка.
- Как вы долго. Я уже дважды самовар подогревала. Добро пожаловать в дом, гости дор … - она осеклась, увидев их лица. – Что случилось?
- На аэродроме катастрофа. Самолет разбился.
- Нужна ли какая помощь?
- Купите водки, - сказал мужчина. – Ему надо хорошо выпить. – Галя достала из сумки деньги и передала хозяйке.
- Если вам не трудно, пожалуйста.
- Сделаю, мигом. – И хозяйка убежала.
Через пять минут она вернулась, поставила на стол две бутылки водки.
- А что малышка вся заплаканная? – хозяйка взяла Аленку на руки. – Намучилась в дороге, кисонька? Сейчас мама уложит тебя спать.
- Она голодная, весь день на соках.
- А у меня есть горячий супчик, картошка с котлетами. Можно, я ее покормлю? – Поглаживая девочку и шепча ей ласковые слова, хозяйка унесла ее на кухню.
Мужчина откупорил бутылку, сходил на кухню за стаканами.
- Закусить есть чем?
- Наверное, загляните в холодильник. – Он нарезал буженину, налил полный стакан водки, подал Алеше.
- Выпей, браток, сразу полегчает. – Алеша поднял голову, посмотрел на Галю, на мужчину, обвел взглядом комнату.
- Ну, давай, дорогой, выпей. Ну-ну, до дна.
Алеша выпил весь стакан, посмотрел на протянутую закуску, отрицательно покачал головой. Мужчина снова налил полный стакан Алеше и чуть плеснул себе.
- За здоровье всех близких и за наше знакомство с вами еще по одной. – Он почти насильно выпоил этот стакан Алексею.
Алеша опустил голову на стол и отключился. Галя вдвоем с мужчиной уложили его на кровать.
- Спасибо вам. Возьмите вторую бутылку с собой.
- Нет, нет. Она ему еще завтра пригодится. Не переживайте, завтра все встанет на свои места. Вы – живы, это – главное. Живите еще сто лет, - пожелал он на прощанье и вышел.
Хозяйка внесла дочурку, укутанную с ног до головы полотенцем.
- Девочка покушала, я ее сполоснула под теплым душем, теперь крепко спать будет. – Она уложила Аленку на диван и вышла.

---- «» «» ----

Муж с дочкой спали, а Галя всю ночь просидела у окна. Подумать только, они с дочкой находились в двух минутах от страшной смерти. Может геолог прав, у человека, действительно, есть какое-то предначертание в жизни, судьба. Сколько препятствий возникло вчера перед полетом, как будто кто-то удерживал их от этого полета: остановитесь, там опасность, нельзя лететь! И их жизнь спасена, куски их тел не валяются там, на месте катастрофы. По телу Гали пробежали мурашки, она поежилась от внезапного озноба…
А что будет завтра, как вывести Алексея из шока? Забудет ли он когда-нибудь детскую туфельку, похожую на дочкину и то страшное потрясение, которое обрушилось на него?
Они вернутся в Ленинград, а там в авиагородке траур, погибли члены экипажа, бортпроводницы. Галя всех знала в этом экипаже, одна из погибших проводниц жила в их подъезде. И вдруг она вспомнила. Господи! В самолете был Женя! Второй пилот в экипаже мужа. Алексей с ним летал четыре года, и они дружили семьями. Отличный летчик, хороший семьянин. Теперь его четырехлетний сынишка остался без отца. Галя расплакалась …
Наступило утро. Галя как окаменевшая все сидела у окна. Проснулась Аленка, замурлыкала какую-то песенку. Ну что ж, жизнь продолжается. Галя заставила себя встать, приготовила завтрак, накормила дочурку, постоянно с тревогой поглядывая на спящего мужа. В дверь постучала хозяйка.
- Ну, как спалось на новом месте? – спросила она, но, увидев почерневшее лицо и опухшие от слез глаза Галины, все поняла.
- Давайте, я с вашей дочкой погуляю, у нас неплохой сад, качелька есть, песочница.
Они ушли.
Вскоре проснулся Алеша, открыл глаза, тряхнул головой, поморщился.
- Что головушка болит с похмелья?
- Я что вчера здорово «надрался»?
- Ну да. Хорошо с хозяином поддали.
- Ничего не помню… голова трещит… Погоди… А где мы? – Он с удивлением осмотрелся кругом.
- Ну, ты хорош! Забыл? Мы же отдыхаем на юге. Сейчас после завтрака пойдем купаться на море.
Вспомнил… Вспомнил… - он схватился за голову.
- Алешенька, мы опоздали на свой рейс. Представляешь, так долго собирались, что опоздали. Нам переоформили билет на другой рейс, долетели отлично.
- А где дочь? – хрипло спросил он.
- Да вон. Выгляни в окно. Качается на качелях. Хозяйка такая добрая, заботливая, мы отлично устроились.
Алеша подошел к окну, Аленка раскачивалась на качелях, радостно повизгивая. Увидев отца, рассмеялась и помахала ручкой, Алеша закрыл лицо руками, плечи его вздрагивали. Галя подошла сзади, обняла за плечи.
- Так вы прилетели другим рейсом? – тихо сквозь слезы спросил он. – А я искал вас там… Это такое… Как это страшно! Я не хотел жить… Я не хотел без вас жить…
- Алеша, все позади. Забудь об этом кошмаре.
– Ты думаешь, такое можно забыть… - увидев бутылку на столе, он выпил полстакана водки и выпил.
Весь день Алексей не выходил из дома, а вечером обратился к жене:
- Галя, прости меня, но я не могу находиться в этом городе. Не смогу купаться в море. Не хочу ходить по этим улицам. Я прошу тебя, уедем завтра домой.
- Я тоже хочу домой.

---- «» «» ----

На следующий день, в полдень их самолет сел на летное поле Ленинграда. Сойдя с трапа, Галя увидела, как к соседнему самолету направляется группа летчиков. Господи!! Что такое?! Галлюцинация?!
- Алешка, смотри – это же Женя! – воскликнула изумленная Галя. Один из летчиков обернулся, замер на мгновение, а затем бегом бросился к ним.
- Женя! Как?! Ты жив?! Объясни! – Алеша не верил своим глазам. – Я тебя искал там, среди обломков обгоревшего самолета. Женька!! – Они обнимались, волтузили друг друга кулаками, снова обнимались.
- Ребята, меня спасла Людмила. Мы с ней накануне переругались вдрызг, чуть не до развода. У меня поднялось артериальное давление, и предполетный врач не допустил меня к вылету, заменив резервным. Вечером передали по радио и телевизору о катастрофе. Я сразу помчался в штаб. Там, несмотря на поздний час, творилось столпотворение, разборы, комиссии…. Кто-то сказал, что на самолет опоздали три пассажира, эти счастливчики хотели, во что бы то ни стало, попасть именно на этот рейс. С милицией их оттащили от борта.
- Так это мы были с Аленкой, и водитель, который подвез нас до аэропорта.
- А я, услыхав, что кто-то опоздал на самолет, помчался в аэропорт, осмотрел лист регистрации пассажиров, но твоей фамилии там не нашел. Обнаружил твои данные на другом рейсе. Я понял, что вы опоздали, что вы живы. От радости я готов был расцеловать всех работников аэропорта. Ребята, я так рад, что все закончилось благополучно!
- Ладно, Женя, беги. Тебя экипаж ждет, Вернешься, отметим наше второе рождение.
- И помянем погибших ребят.
Алеша долго смотрел ему вслед. Экипаж сел в самолет, они готовились к взлету.
- Алеша, - осторожно начала Галя, - может ты уйдешь с летной работы? Или я с ума сойду, ожидая тебя из рейсов.
Алексей посмотрел на небо, на взлетные полосы, где каждые три минуты взлетали и садились самолеты.
- Посмотри, какие красавцы, - кивнул он в сторону серебристых лайнеров. – Разве я могу им изменить? Самолеты без меня проживут, а, вот, я без них пропаду. За меня не бойся. Я уверен в себе. Пока я сам за штурвалом, ничего не случится, и мы будем жить долго и счастливо.
Он подхватил Аленку на руки.
- Мы еще полетаем и освоим еще не один тип самолета. Правда, малышка?
Дочка радостно закивала головой.

2004г
 
ДедалДата: Пятница, 13.12.2013, 11:40 | Сообщение # 42
!!
Группа: Проверенные
Сообщений: 29
Статус: Оффлайн
РАСТУТ ДЕТКИ
Валентина Орлова

Вечереет. У костра сидят две пожилые женщины. Костер горит весело, язычки пламени взлетают высоко вверх, лихо отплясывая свой огненный танец. Потрескивает хворост, разбрасывая вокруг золотистые искры. Комары, испугавшись дыма, наконец, отступили.
Симпатичная пожилая женщина, горестно вздыхая, жалуется, что у дочки с зятем не все ладно в семье.
- Ведь золотые руки у мужика! Дом построить? Пожалуйста!! Вон, какой домище отгрохал. Отремонтировать машину? Нет проблем. Накосить сена? Пара пустяков. Ну, всем хорош, всем, а вот по женской линии слабоват. Отъявленный жеребец! При виде первой встречной бабы …, - она добавила пару крепких слов.
- Хулиганка ты, Нина, - обе смеются.
- А что, Вера, я ж правду говорю. И восхищаюсь им и злюсь на него одновременно.
- Не обращай внимания, небось, наговаривают больше. Люди любят поболтать, хлебом не корми, только дай языком почесать. Ну а если и так? Где ты идеального найдешь? Другой за бабами не бегает, зато пьянь беспробудная и дебошир. Или зануда, который всю семью изведет. Все мы не ангелы. А твои дети в своей семье сами разберутся. Тебе что? Своих забот мало?
- Да уж мне забот хватает. Все еще работать приходится. Да и внучки:: одна совсем кроха, часто болеет. Другая – как норовистый конь стала, не знаешь с какой стороны и подойти.
Во двор въехал мальчуган лет семи-восьми, внучек Веры. Поставил велосипед под яблоню, сел на пенечек у костра. Задумался.
- Ну вот, еще один мыслитель. И у него проблемы. О чем задумался, Игорек? – Спросила Нина.
- Да все думаю, кем мне быть, когда вырасту.
- О-о-о! Милый! Рано ты над этим голову ломаешь. Тебе еще расти да расти. Я, например, в твоем возрасте продавщицей мороженого хотела стать. – Нина смеется, Игорь – тоже. – А в старших классах вообразила себя киноактрисой. А стала химиком. И не жалею. А тебе нравится, какая профессия?
- Да нравится-то много, да дело тут совсем в другом. – Он взял прутик, пошевелил угли в костре. – Вы знаете анекдот? Когда мартышкам скомандовали: «Умные – направо! Красивые – налево! – То одна мартышка растерялась и кричит: «А мне куда? Разорваться. Что ли?»
Вот и мне прямо хоть разорвись. Мой дедушка был летчиком, командиром эскадрильи. Побывал почти в сорока странах! Он так здорово рассказывает о самолетах, разных странах, о полетах. Наш дядя Володя тоже летчик, и тетя Надя летала стюардессой, во многих странах побывала. Дед говорит, что если я не стану летчиком, то династия летчиков в нашем роду прервется, и деду будет очень обидно. Летать, конечно, здорово! Мы были с дедом у него в аэропорту Шереметьево. Там столько самолетов! И такие красивые, серебристые! Я видел, как они взлетают, и улетают далеко-далеко в другие страны …
- Ну, так о чем говорить? Значит, будешь летчиком!
- Да?! Но, если я стану летчиком, обидится мой папа. Он конструктор, его мама – конструктор, дядя тоже конструктор. Папа хочет, чтобы я продолжил его дело. Он говорит: «Я на тебя надеюсь»… Я папу очень люблю. Он такой… - Глаза мальчика загорелись. Он пытался подыскать подходящие эпитеты, чтобы выразить свое восхищение отцом, и не найдя нужных слов, выпалил:
- Моя бабушка говорит, что мой папа самый замечательный. Самый лучший папа! Вот!! – Нина улыбнулась
- Бабушка – это папина мама?
- Нет, мамина мама, бабушка Вера. – Нина взглянула на Веру.
- Правда, хороший парень, мы все его любим, подтвердила Вера. Мальчишка засиял.
- Ну, а тебе больше что нравится? Работа летчика или конструктора? – снова поинтересовалась Нина. – Ты у папы был на работе?
- Был.
- Понравилось?
- Еще как! Вот и думаю. Мне и дедушкина работа нравится и папина. Но если я стану летчиком, папа обидится, стану конструктором – обижу деда. Ну прямо, как той мартышке, хоть разорвись.
- А что говорит мама? Она не настаивает, чтоб у тебя была ее профессия?
- У мамы была очень-очень интересная работа и секретная, но сейчас за нее мало платят, - сказал он загадочно. Подумав, продолжал, - Мама говорит может мне программистом стать? Они с папой всегда со скандалом оттаскивают меня от компьютера.
- Расти, Игорек. Далеко еще до выбора профессии. Жизнь сама все расставит по полочкам.
Вера встала, принесла полную миску молодой, помытой картошки, высыпала в золу, сверху прикрыла горячим угольками.
- Игорек, печеную картошку есть будешь?
- Рассыпчатая, с солью и холодным молоком. Объедение.
- Буду.
- А ты, Нина?
- С удовольствием, хотя никогда не ела картофель, запеченный в золе. Игорек, будь другом, сгоняй ко мне домой. Там в холодильнике на дверце стоят две баночки немецкого пива, а для тебя – пакет черешни и коробка зефира.
Игорь протянул руку за ключами, нетерпеливо переступая с ноги на ногу.
- А твои когда приедут на дачу? – Спросила Вера.
- В пятницу вечером привезут мою крохотулечку. Я ее так люблю! Как прижму ее к себе …, кровиночка моя …, счастье мое. Это такой подарок на старости лет. Скоро будет уже два годика.
Подъехал Игоряшка, поставил баночки с пивом на скамейку, сам с черешней и зефиром сел поодаль под яблоней.
- Скучает Игорек о маме? – Нина открыла пиво, отхлебнула глоток. – Эх, хорошо! Холодненькое! Пей, Вера, отличное пивко.
- А мы не захмелеем? Я же с внуком. Мне надо за ним присматривать.
- Это с пивка-то захмелеем? Ты что?
- Днем Игоряшка не вспоминает о родителях. Утром позавтракает и вылетает из дома. На обед чуть не силой заводим в дом. Поест и снова убегает. Они же целый день носятся на велосипедах. То каких-то бездомных щенят найдут, сколачивают им конуру. Устанавливают дежурство кому в какие дни их кормить. А то в лесочке блиндаж строят. Воюют. А вот когда спать укладывать, начинается: «Хочу к маме, хочу к папе». У них хорошая ласковая семья, и он, конечно скучает.
Вера вытащила картофелину из золы. Разломила. Готова, рассыпчатая. Принесла из дома тарелку, солонку, бумажные салфетки, холодное молоко.
- А ну, навались! Нина, Игорек, подвигайтесь поближе.
- Бабуля, извини, я уже наелся черешни. Тетя Нина, а можно я зефиром ребят угощу?
- Конечно, Игорек.
Мальчонка, схватив коробку с зефиром, вскочил на велосипед и умчался.
- Хороший мальчик растет. – Вера ласково смотрела в след внуку.
- Да, маленькие все хорошие. А подрастут… - Нина горестно вздохнула. – Моей внучке 17 лет. Хорошо окончила школу, отлично сдала экзамены в институт. Поступила на юридический факультет. Ведь есть же голова на плечах, но ша-ла-ва!! Ничего не боится, гуляет до часу-двух ночи. Дома по этому поводу скандалы постоянно. А на днях что отчебучила. Я чуть в больницу не загремела на нервной почве. Пошла на дискотеку, дома сказала, что ночевать будет у меня. А я знать ничего не знаю. До двух ночи читала «Аквариум» Виктора Суворова, не могла оторваться от книги. А потом только начала засыпать, вдруг телефонный звонок. Звонят из отделения милиции: «Ваша внучка Рита Ефимова у нас в отделении». Приезжайте, говорят. Назвали адрес. Я перепугалась страшно, одеваюсь – руки трясутся, не могу даже пуговицы застегнуть. Мечусь по квартире, где ключи, где мои документы? В голову нехорошие мысли лезут. Вышла на улицу, страхота, темень, кругом ни души. Сжимаю в кармане пакетик с красным жгучим перцем для самообороны. В случае чего, шарахну перцем по глазам. Пока очухается – убегу. Наконец, остановилась около меня одна частная машина. Боюсь в нее садиться, а что делать? Довез он меня до милиции нормально. Вхожу в отделение. В кабинете дежурного сидят два бритоголовых амбала и моя Ритка. Сидит, улыбается, как ни в чем не бывало. Дежурный подает протокол: «Ознакомьтесь, ваша красавица вот у этих ребят «Мерседес» разбила. Они требуют выплатить ущерб в десять тысяч долларов».
Я перевожу взгляд то на ребят, то на внучку. Никак не врублюсь. Как она могла у них машину разбить? Рита улыбается:
- Да успокойся ты, бабуля. Фиг, что они получат! Подонки! Я познакомилась вот с этим, танцевала с ним весь вечер. Он спросил, кто мои родители, и я для хохмы ответила – коммерсанты. Вот они и решили на мне подзаработать. После дискотеки парень предложил подвезти меня до дома, сказал, чтоб я села за руль. Улица пустынная, машин нет, ну я и села с радостью. Я проехала всего метров триста, как бац!!! Из арки дома вылетает «Жигуль» и столкновение… Откуда ни возьмись, гаишники, акт, протокол … Да они же подстроили все!! Но не на ту напали!! – распалилась Рита.
А я как гляну на этих бугаев, у меня аж ноги подкашиваются. Давай скорей зятю звонить. Сережа – известный в Москве юрист. Он примчался через полчаса. Тяжелым взглядом окинув улыбающуюся Риту, сказал:
- Давно я собирался отодрать тебя, как Сидорову козу, ну уж сегодня ты у меня получишь! – прочитал протокол, мельком взглянул на ребят. Я ему пересказала все как было. Мой зять взглянул насмешливо на хозяина «Мерседеса»:
- Десять тысяч баксов, молодые люди, вы не получите, а вот три года лишения свободы я вам гарантирую! Моя несовершеннолетняя дочь не имеет водительских прав и не умеет водить машину. Вы же заставили ее сесть на водительское место и вести машину, чем подвергли моего ребенка смертельной опасности. Спровоцировав автоаварию, вы причинили вред психическому здоровью ребенка, шантажируете ее и вымогаете крупную сумму у ее родителей. Это уже тянет на пять лет лишения свободы. И это я вам обещаю!
Он вытащил свое удостоверение, показал его дежурному: «Разберитесь здесь без нас». Взял за руку Риту, и мы вышли.
- Ну и что? Выплатили вы им баксы?
- С чего ради?
- Ну а Риту отодрал отец, как «Сидорову козу»?
- Ты не знаешь мою внучку. Это бестия еще та-а! Только мы подъехали к моему дому, она выпорхнула из машины и бегом в мою квартиру, крикнув: «Папуля, я буду ночевать у бабушки»! Три дня у меня жила, пока дома гроза не прошла. – Нина помолчала.
- А ведь росла таким спокойным ребенком. Отличница, имеет разряд по плаванию. В институте при поступлении все предметы сдала на «отлично». А последнее время, как будто черти на ней поехали. Ведет себя дерзко, неуважительно. Так трудно с ней стало общаться. Раньше мы с ней были так дружны…
- Да, растут детки, растут и бедки. А у нее переходной возраст. Перебесится. Все пройдет, и снова потянется к своей бабушке.
2005г.
 
ДедалДата: Воскресенье, 22.12.2013, 12:00 | Сообщение # 43
!!
Группа: Проверенные
Сообщений: 29
Статус: Оффлайн
БОЛЬШАЯ «КРУГОСВЕТКА»
ИЛИ КАК ВНУК БАБУШКУ ЛЕЧИЛ
Валентина Орлова

Ну и жара! Барометр будто зашкалило на отметке +32 градуса. Говорят, в Москве в июне месяце 120 лет не было такой жарищи.
Дачники копались на огородах ранним утром или поздним вечером, остальное время прятались в тени. Диктор по радио советовал завесить окна простынями, чаще смачивать пол.
Все ходили как сонные мухи. Все. Кроме нашего восьмилетнего внука. Игорь ходил с таинственной улыбкой и хитрющими глазенками. Они с приятелем Артемом явно что-то замышляли. Мы с мужем насторожились, стали к ним внимательно приглядываться. Они чертили какие-то карты на ватмане яркими фломастерами, составляли списки, складывали в школьные рюкзаки автоматы, мобильные телефоны, прочие игрушки. Видимо, как всегда готовились играть в войну или разведчиков. Все как обычно. Мы с мужем расслабились, и нам это дорого обошлось.
- Бабушка, можно мы чуть-чуть погуляем? – спросил Игорь.
- Ребятки, сейчас жара, может быть тепловой удар, лучше поиграйте на втором этаже, там, у балкона на сквознячке прохладнее, - отговаривала я их как могла.
- Бабушка, ну мы не долго, вон за нами и ребята уже зашли. Мы скоро вернемся.
У ворот стояла группа мальчиков и девочек лет по 10-12. Они звали Игоря. Дед заступился за внука, и я сдалась, хотя и с каким-то тяжелым предчувствием. Мальчики выехали за ворота, я им крикнула в след:
- Кататься только у дома! Далеко отъезжать запрещаю!
- Да, да, я скоро! – и Игорь умчался вместе со всей компанией… Прошло два часа. Наступило время обеда. Внук не вернулся, Мы, как заводные, ходили из угла в угол по комнате, постоянно посматривая на окна. Вдруг мы увидели на дороге группу ребят, которые сопровождали наших мальчишек. Муж выскочил за ворота, подбежал к ним.
- Ребята, а где Игорь?
- Не знаем. Они с Артемом уехали в большую «кругосветку». А что, их еще нет?
- Куда?! – воскликнул муж, что еще за «кругосветка»?
- А это такой маршрут, через деревни, мимо пруда, по лесу и дальше.
- И вы бросили в лесу одних малышей?!
- А мы с ними и не ездили. Мы проводили их только до конца наших участков, дальше нам родители ездить не разрешают. - Я схватилась за сердце, малыши в лесу одни, они в опасности.
Взглянув на меня, муж побежал в дом за таблетками.
- Ребята, вы знаете маршрут этой «кругосветки»? Может, кто-нибудь съездит с нами на машине и поможет нам найти их? – я умоляюще смотрела на ребят.
- Не-е-е-т. В прошлом году мы по средней «кругосветке» ездили, и то, когда вернулись, все пять бабушек сговорились и нам так досталось! Больше мы далеко не ездим.
- А почему вы Игоря не отговорили или нас не предупредили? Вы же постарше, понимаете, малыши одни в лесу, в чужих метах, это так опасно.
Они равнодушно пожали плечами и ушли. Подбежал муж, дал мне валидол, положил таблетку и себе под язык. Ноги мои стали, как ватные, я опустилась на ступеньки крыльца. Мое воображение рисовало страшные картины. Муж с посеревшим лицом присел рядом. Потом быстро вскочил.
- Мы теряем время. Быстро в машину! Дом не закрывай, вдруг без нас вернется.
- А куда ехать? В какую сторону, ты знаешь?
- Раз «кругосветка», значит, путь пролегает по деревушкам вокруг наших дач…
- Время уже три часа. Господи! Что с ними?
- Хватит, успокойся, а то накаркаешь.
Машина долго не заводилась, мы нервничали. Отъехав метров триста от дома, увидели, из-за кустов поворота вынырнули наши «путешественники».
Артем нас заметил первым.
- Игорь, нас ищут! - крикнул он. – Ну, сейчас начнется! Порки не избежать!
Игорь прошмыгнул мимо машины к даче. Мы не сразу пришли в себя. Ошалелые от пережитого и от таблеток, и от жуткой жары, мы минут десять сидели в машине. Затем развернулись и поехали домой.
Велосипед, кроссовки, рюкзак и грязная одежда были брошены у веранды. Виновника переполоха нигде не было видно. Муж взял меня за руку.
- Спокойно, только спокойно. Он вернулся, все хорошо. Позже я поговорю с ним сам.
Мы прошлись по комнатам. Игоряшки нигде не было. Постояли в растерянности, вдруг на втором этаже раздался грохот.
- Господи! Что еще он там вытворяет?
- Я баррикадируюсь!!
- А ну, слезай немедленно! – крикнула я. – Рассказывай, где вас носило? Ты знаешь, что у нас с дедом сердечные приступы начались? Ты хоть представляешь, что мы пережили за эти три часа?
- А ну, слезай быстро!
- Ни-за-что, - твердо ответил внук. Мы с мужем сели за стол. Нам нужно было успокоиться.
- Слезешь, слезешь. Есть захочешь – слезешь. Ну, уж я тебе задам!! – Заверила я его.
- А за что? Что я такого сделал? Что, я каждую минуту должен докладываться, куда и к кому я иду?
- Да, должен. Ты еще маленький, тебе всего восемь лет!
- Дед, - послышался сверху. – Я тебе теплицу помогал строить? Реечки пилил? Гвоздики забивал? Как работать, так я большой, а в путешествие идти, так нельзя, еще маленький?!
- А скажи, дед, - продолжал он, - ты в детстве уезжал на велосипеде путешествовать? Спал в лесу, в стоге сена? Купался в горных речках? Ну, скажи, скажи мне, ты же сам рассказывал.
Дед растерянно подергал себя за усы.
«Так вот откуда ветер дует»! - Я схватила половник и погрозила деду,
- Надо думать, что можно рассказывать ребенку!
Дед сделал умоляющее лицо.
- Ну, ты даешь, Игорь. Я тогда в седьмом классе учился, мне тринадцать лет было, а ты только во втором классе. Разницу сечешь? Да и времена были другие, ни бандитов, ни отморозков всяких. А сейчас жуть, вечером на улицу в городе не выйдешь. А ты еще беззащитный, маленький. Мы так испугались за тебя. Ведь ты весь день голодный, бабушка волнуется.
- А мы там ели. Мы взяли из холодильника апельсиновый сок и халву. Там такой пруд! Вода чистая-чистая! Ну мы и накупались! А потом все съели.
Я ойкнула и снова схватилась за сердце.
- Ты же плавать не умеешь! И лезешь в незнакомый пруд! Это ж надо, одни бродят по лесу, купаются без взрослых! Ну, погоди, только слезешь, я покажу тебе, как в походы без взрослых ходить!
Со стороны соседей, где жил Артем, раздавались крики и шум, видимо, там уже во всю шла воспитательная работа. Мы сидели и молчали.
- Дед, а у нас есть докторская колбаса? – неожиданно послышалось сверху.
- Есть.
- Я спущу тебе веревку с балкона, привяжи мне несколько бутербродов, только потолще. А когда ты на втором этаже закроешься, я тебе пиво на веревочке передам. А? Идет? – дед заулыбался. Идея ему понравилась.
- Слезай, - сказала я Игорю, - обед уже на столе.
- А наказывать будешь?
- Обязательно. Завтра будешь сидеть под домашним арестом, и на два дня спрячу велосипед.
Видимо, такое наказание его устраивало, он запыхтел, разбирая баррикады. Быстро выбрался из своего укрытия, помыл руки, сел за стол, пододвинул к себе поближе все, что было на столе, и «заработал». Мы с дедом ласково смотрели на него и улыбались.
Закончив обедать, внук радостно объявил:
- Бабушка, вот ты ругаешь меня, а я тебе подарок привез. – Он вытащил две банки, наполненные водой.
В одной были три пиявки, черные бесформенные червяки, которые все время меняли свою форму, то вытягивались в ниточку, то сжимались и становились короткие и толстые, все время присасываясь к стенкам сосуда, противно извиваясь.
- Что это? – с отвращением спросила я.
- Пиявки. Ты же их в Москве по всем аптекам искала, чтобы вылечить тромб на ноге. А там, на пруду их столько, можно всю Москву вылечить, я и зачерпнул. Сейчас мы с дедом будем тебя лечить.
Наверное, у меня на лице было написано такое отвращение, что дед от души расхохотался.
- Молодец, Игорек! Заботишься о бабушке. Ну-ка, бабулька, подставляй свою ножку, сейчас мы мигом твой тромб ликвидируем.
Игорек, обрадованный похвалой, подал вторую банку, там было штук десять маленьких лягушат. Обычно большие лягушки вызывают у меня чувство брезгливости, но эти маленькие были такие симпатичные и резвые.
- Игорек, а лягушки от чего вылечивают? – спросил в конец развеселившийся дед.
- Не знаю. Это я на всякий случай. У бабушки сердце больное. Пиявок мы приложим к больной ноге, а лягушек можно просто высыпать за пазуху, поближе к сердцу, может, полегчает.
Дед катался по дивану, он хохотал и не мог остановиться. Похоже, что идея насчет лягушек ему особенно понравилась. Игорь стоял рядом гордый, что он вылечит сейчас бабушку. А дед все хохотал.
- Дед, ну хватит веселиться. Бери пиявку и прикладывай к больному месту на ноге.
Я с готовностью положила ногу на стул, и показала на тромб, где необходима помощь пиявки. Согласно науке, пиявка прокусывает вену, впрыскивает какое-то вещество, растворяющее тромб и высасывает плохую кровь. И тромба, как не бывало. Чтобы вылечиться и не мучиться с всякими мазями, я готова была пройти эту экзекуцию.
- Ну, дорогой, теперь мое здоровье в твоих руках, - сказала я мужу. Но он почему-то сразу перестал смеяться.
- А почему я? Игорь принес, пусть он и лечит.
- Давай, давай, дед, покажи как дорого тебе бабушкино здоровье, - подначивал внук.
Дед открыл банку, взял пинцет. Но ухватить пиявку было не так-то легко. Дед растерялся.
- Давай, дед, покажи, что ты мужчина. Неужели ты червяка испугался, и не можешь взять рукой?
- А, может, мы сначала лягушками займемся? Бабушка, видишь, до сих пор валидол под языком держит. – Оттягивал процедуру дед.
Он взял банку с лягушками, посмотрел через стекло на резвящихся лягушат и открыл пробку. Первый же лягушонок выпрыгнул, как джинн из бутылки. Он вцепился деду в усы, прыгнул на ухо, и скрылся за ворот рубашки. Дед замахал руками, забыв закрыть банку с лягушками, а они, одна за другой, выпрыгивали на свободу. Под визг довольного Игоря я вылетела из комнаты.
Соседка через забор спросила:
- Вы, какую программу смотрите? Наверное, комедию показывают, слышу смех, визг.
- Уже все кончилось, - ответила я.
Из дома доносятся звуки беготни, прыжков, грохот падающей мебели.
- Чем они там занимаются?
- Лягушек ловят, - ответила я.
Соседка подозрительно посмотрела на меня, уж не перегрелась ли я на солнце. Наконец, из дома вышли довольные дед с внуком, и направились к канаве с водой.
Возвращаясь, дед крикнул мне:
- Можешь заходить. Мин нет. Дом обезврежен
Соседка хмыкнула, покрутила пальцем у виска и удалилась подальше от забора.
Я вошла в дом.
- Где пиявки и лягушки?
- Мы всех переловили и отнесли в канаву. Бабушка, а насчет пиявок ты не волнуйся, я еще принесу.
- Нет, миленький. Спасибо, дорогой, но я вспомнила, что в аптеках продают стерильных пиявок, а эти из пруда грязные, с тиной, можно инфекцию занести. Спасибо тебе за заботу, дружок. А лягушек вы всех переловили? Ни одной не осталось? – на всякий случай уточнила я.
- Вроде, одной не хватает, - задумчиво произнес внук, - может, она в твоей постели спряталась?
2003г.
 
Форум » село Щелкун » Творчество наших читателей. » Орлова Валентина Степановна (рассказы)
  • Страница 3 из 3
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
Поиск:

село Щелкун © 2019
Яндекс.Метрика