Понедельник, 24.02.2020, 16:20
Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость
Главная | Мой профиль | Регистрация | Выход | Вход
село Щелкун

[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Форум » село Щелкун » Творчество наших читателей. » Орлова Валентина Степановна (рассказы)
Орлова Валентина Степановна
otkreyДата: Вторник, 24.04.2012, 22:54 | Сообщение # 1
!!!!!!!
Группа: Администраторы
Сообщений: 445
Статус: Оффлайн
Я уже писал Вам, что мы с женой Валентиной Степановной вместе росли в Сысерти. Часто из далеких уголков России, приезжая в отпуск в Сысерть, ездили на рыбалку с друзьями в Щелкун на Карасье озеро, рыбачили на Окункуле, в Космаково, Караболке. Она. человек наблюдательный, впечатления от встреч с интересными людьми запоминала. Некоторые эпизоды вошли в ее книги. В том числе и от встреч в Щелкуне. Вот один из эпизодов. Имена и места событий по понятным причинам изменены.
Уверен, что этот ее рассказ тронет любое сердце. Спасибо, АПО.

ОТЕЦ И СЫН


Денек выдался отличный. Яркое солнце, теплынь. Под ногами шелестит золото осени; лес, сменивший свой зеленый наряд на желтые, красные, багряные одежды, еще наполнен пением птиц.

Василий Егорович походил по лесу, набрал полкорзинки последних осенних опят. Выйдя на опушку, загляделся на рябину, усыпанную сочными красными ягодами. «Осень вспыхнула пожарами рябин», - вспомнил он стихи Бунина. Какая красота кругом!

Удивительная нынче осень, октябрь уж катится к концу, а на термометре днем все еще держится температура не ниже +15 градусов. Дачный сезон закончен. Все уже давно разъехались, а Василию Егоровичу так не хотелось уезжать в город. Он еще долго любовался лесом, на душе было спокойно и хорошо. Выкурив сигарету, он пошел к себе на участок. Почистил и помыл опята, переложил их в пакет: «Завезу сыну. Пусть сноха поджарит с картошкой. Последние грибочки в этом году, пусть полакомятся».

Он уложил в багажник машины вещи, запер двери дома. Хорошо здесь! Но уезжать надо, что-то сердце совсем расшалилось, по ночам такой кордебалет устраивает – 160 ударов в минуту! Как птица бьется о ребра, того и гляди, вылетит. Надо врачу показаться.

Он еще раз оглядел свой сад, полыхающую костром рябину, позолоченную березку у забора, улыбнулся им, как бы прощаясь до весны.

Сел в машину и поехал домой.

В Москве заехал к сыну. Миши дома не было, запасные ключи от его квартиры у Василия Егоровича были. Он прошел на кухню, положил в холодильник грибы, поставил в вазу с водой букет осенних цветов для снохи и направился к выходу. Проходя мимо детской комнаты, заметил, как колышутся шторы на окнах от ветерка. Наверное, форточку забыли закрыть. Он подошел к окну, форточка закрыта, а вот окно – чуть приоткрыто. «Вот строители хреновые. Вечно дома с недоделками сдают, а новоселы потом мучаются с перекошенными рамами и дверями». Он постоял задумчиво: «Скоро грянут морозы, так оставлять нельзя. Миша очень занят, а вызвать плотника из ЖЭКа – целая проблема».

Он вытащил из кладовки коробку с надписью «инструмент», принес лестницу-стремянку, и взялся за работу. Постукивая молотком по стамеске, снял два слоя стружки. Построгал еще сверху, затем отшлифовал все рубанком. Окно плотно закрылось. Отлично. Укладывая инструмент на место, увидел коробочку с надписью «дверной глазок». Глазок давно пора вставить, а то сноха или маленькая дочурка еще откроют дверь какому-нибудь негодяю. Миша, видно, давно купил этот глазочек, да все у парня руки не доходят.

Василий Егорович взял дрель, просверлил нужного диаметра отверстие, для крепости посадил глазок на клей «Момент». Нормально. «Ну, вот теперь можно ехать домой. Хотя нет, надо за собой убрать, а то намусорил я им здесь». Взял веник, мокрую тряпку, вышел из кухни. Хлопнула входная дверь. Пришел Миша.

- Отец, ты давно здесь? – хмуро спросил он.

- Минут двадцать. Завез вам грибы, да увидел, окно у вас перекосило, решил сделать. Да вот глазок в дверь вставил, - отец стоял и улыбался, ожидая похвалы. Миша почему-то нахмурился.

- А кто тебя просил? Ты что, у себя дома? Что ты здесь хозяйничаешь? – недовольно ворчал Миша.

- Я же хотел помочь тебе, сынок, - все еще улыбаясь, оправдывался отец. – Тебе же некогда. А я вот увидел… Сейчас я все подмету и вымою, не беспокойся.

- Я уже достаточно взрослый человек, и хватит меня опекать! Если понадобится что-то сделать, я найму рабочих! Никогда больше не лезь в мои дела! Никогда! Это чужая для тебя квартира!

- Чужая?.. – прошептал старик, часто моргая глазами.

- Да, да, чужая. Здесь живет чужая для тебя женщина, и ей не нравится, что ты здесь хозяйничаешь!

- Это Светка-то мне чужая? Да я свою сноху люблю, как родную дочь. И она меня любит. А ты говоришь «чужая»… Что же, я для вас - чужой? Ты, хоть, в своем уме? Такие слова говоришь отцу! – Возмутился Василий Егорович. – Намусорил я тебе здесь, так я сейчас уберу…

Но Мишу уже «понесло».

- Ты что, не понял? Это чужая для тебя квартира, - он вырвал у отца веник и тряпку. – Я сам уберу.

- Понял… Понял, что я здесь чужой… - хрипло произнес Василий Егорович.

Старик как-то сник, сгорбился, и, по-стариковски шаркая ногами, поплелся к выходу. Взял в руки куртку, выложил из кармана ключи от Мишиной квартиры и тихонько вышел.

Василий Егорович спустился в лифте на первый этаж. Ноги стали ватными, больно заныло сердце, в голове, как по наковальне, забухали молотки. Он сел на ступеньку, пошарил в кармане, нашел таблетки нитроглицерина, положил одну под язык.

В подъезд вошла женщина.

- Вам плохо? Вызвать «скорую»?

Он отрицательно покачал головой, показывая на таблетки в руке.

- Сейчас пройдет, спасибо.

Он посидел минут десять, потом встал и, покачиваясь, едва волоча ноги, добрел до машины. В голове была пустота, никаких мыслей. Он не помнил, как доехал до дома, как поднялся на свой этаж. Пришел в себя уже сидя на кухне, с беспомощно опущенными руками, низко склоненной головой. Раньше, когда он приходил домой уставший или в плохом настроении, его жена подходила к нему, ерошила волосы на голове, ласково заглядывая в глаза, нараспев произносила:

- Что-то, добрый молодец, не весел, ниже плеч буйну голову повесил?

Она садилась рядом, обняв одной рукой его за плечи, другой гладя по груди, по голове, шептала ласковые слова. От ее рук и слов, как будто новая энергия вливалась в него, усталость проходила, дурное настроение исчезало, и он… улыбался. Сейчас ее уже нет.

Недавно он ушел на пенсию. Потерял работу, растерял друзей. Когда-то встречались часто, по любому поводу: день рождения, праздники, просто встречи, чтобы поболтать. Сейчас пенсионеры не встречаются. Что за встречи за пустым столом? В 91-м году «дорогое» правительство обобрало народ до ниточки, отобрав все вклады, которые лежали на счетах государственного банка. Кто-то откладывал деньги на новую квартиру, проживая по две семьи в одной комнате, кто-то на машину, а кто-то на старость, на лечение. В один день девяносто процентов населения стали нищими.

Василий Егорович горестно вздохнул: «Обманутое поколение, все ждали светлого будущего, если не для себя, то хотя бы для детей». А сегодня он лишился и самого дорогого. «Чужой… Никому не нужный больной старик... Единственная ниточка, которая связывала его с этим миром – семья сына, оборвалась».

- Чужой… Чужой… – все шептал старик.

Он долго сидел, глядя в одну точку. Потом тяжело поднялся, взял с полки альбом, стал листать его. Вот его сынок в 6 месяцев, забавный веселый малыш с удивленными глазенками. А вот он пошел в первый класс. Стоит с букетом цветов и ранцем за плечами, крепко ухватившись за руку отца. А вот ему 11 лет. До этого они были очень ласковы друг с другом, а после одиннадцати лет сын стал, видимо, взрослеть, уклонялся от «телячьих нежностей», и не позволял даже погладить по голове, стеснялся проявления своих чувств. А это выпускной вечер в школе. Миша с друзьями. Маша с девочкой, которая ему нравилась. А здесь они втроем: мать, отец и сын. Счастливые!! Улыбка до ушей, глаза у всех сияют!

Милый мальчик, вот он и вырос. Пошли свадебные фото, а затем – снимки прехорошенькой малышки, внучки Василия Егоровича, которую он очень обожал.

Василий Егорович просмотрел все снимки, как будто заново прожил свою жизнь. Старик закрыл альбом. Вот и кончилась жизнь, и он больше не нужен никому… Чужой!!!

Василий Егорович уронил альбом. Губы его задрожали, глаза наполнились слезами.

- За что? За что?! Ведь я их так любил… А он говорил с такой ненавистью… Ну, за что?.. Я же хочу как лучше… - едва шевеля посиневшими губами, повторял старик.

Он зарыдал громко, навзрыд, как рыдают над могилой любимого человека. Вдруг резкая боль пронзила сердце. Боль все разрасталась, отдавая в левую руку, под лопатку, подкатывая к горлу.

Василий Егорович потянулся к телефону, чтоб вызвать «скорую», но передумал. Зачем? Жизнь потеряла всякий смысл… «Кому я нужен»? Новый, еще более сильный приступ все же заставил Василия Егоровича набрать 03. Он назвал свой адрес… «Ох, как плохо… как больно… Какая дикая непереносимая боль… А как же «скорая»? Дверь ведь заперта…» - Собрав последние силы, испытывая чудовищную боль при каждом шаге. Он все же добрел до двери, открыл замок. Силы покинули его, и он упал в коридоре. «Вот и все… Прощай, сынок… Будь счастлив… Я тебя очень любил…».

«Скорая помощь» опоздала. Василий Егорович умер от обширного инфаркта.

---- «» «» ----

А в это время Миша вошел в детскую. Дочурка сидела у телефона, накручивая диск.

- А ну-ка, дочка. Спать. Время уже позднее. Давай в постельку.

- Папа, я хотела пожелать дедушке спокойной ночи и поцеловать его перед сном. Сначала было занято, а теперь никто не отвечает.

- Он, наверное, у соседа, своего приятеля. Может, на меня жалуется. Он сегодня заезжал к нам, но у меня было мерзкое, отвратительное настроение. Я был так расстроен и взвинчен, а он попался под руку. Кажется, я что-то обидное ляпнул отцу, не помню уже что. Он обиделся. Старики народ обидчивый. С ними так тяжело разговаривать. Завтра позвоню. Извинюсь.

Он уложил дочку в постель. Рассказал сказку, погладил по головке и поцеловал.

- Я тебя очень люблю. Спи, малышка. Спокойной ночи. – И он улыбнулся. Вот так и его укладывал отец, и всегда говорил: «Я тебя очень люблю, спи, малыш». Все повторяется.

Он подошел к телефону:

- Отец, наверное, уже дома. Пожелаю ему спокойной ночи, извинюсь и скажу, что я его тоже очень люблю.

Он поднял телефонную трубку, набрал две цифры, взглянул на часы: 22.30, «Наверное, уже спит. Старики рано ложатся. Позвоню завтра» - и он положил трубку на рычаг.

2002г
Валентина Орлова


 
ЗаринаДата: Среда, 25.04.2012, 00:16 | Сообщение # 2
!!!!!!!
Группа: Проверенные
Сообщений: 322
Статус: Оффлайн
Очень горестные строки... но, к сожалению . -это так часто в нашей жизни происходит, что уже и не удивляемся черствости собственных детей....хотя это и очень страшно...
 
ГостьДата: Среда, 25.04.2012, 09:43 | Сообщение # 3
Группа: Гости





Почтительный сын — это тот, кто огорчает отца и мать разве что своей болезнью.

Конфуций
 
ТаняДата: Среда, 25.04.2012, 13:40 | Сообщение # 4
!!!
Группа: Проверенные
Сообщений: 60
Статус: Оффлайн
Даа, очень печальный рассказ, но к сожалению такое часто происходит. А спохватываются поздно.Когда уже ничего вернуть нельзя.
 
otkreyДата: Четверг, 26.04.2012, 21:48 | Сообщение # 5
!!!!!!!
Группа: Администраторы
Сообщений: 445
Статус: Оффлайн
ЧТО СНИТСЯ БЫВШЕМУ ПИЛОТУ?


Валентина Орлова.

Последние теплые денечки. В саду буйство красок, листья на деревьях зеленые, желтые, оранжевые, красные. Золотая осень. Бабье лето.

Мужчины сидят у костра и колдуют над шашлыками, рядом прямо на траве расстелена скатерть, на ней водочка «Абсолют», малосольные огурчики, грибочки, на большой тарелке горка горячих прямо с пылу-жару пирожков. Петрович наполнил стопки.

- За что пить будем? За здоровье выпили, за тех, кого с нами нет - тоже.

- За гармонию души и тела, - ответил Лев Николаевич.

- Не понял, почему такая тоска в голосе?

- Сейчас поймешь.

Они чокнулись, опрокинули в рот обжигающую жидкость, крякнули от удовольствия.

- Хорош закусончик… Грибы сами мариновали?.. По-моему шашлыки уже готовы, раскладывай шампуры на тарелки… О-о-о. Мясо сочное, нежное, вкуснотища!

- А ты еще кетчупом полей для остроты. – Небольшой ветерок разнес от костра аппетитный запах шашлыка. Через забор заглянул сосед.

- Ребята, вы хорошо устроились!

- Заходи, дорогой, гостем будешь!

- Не могу. Сейчас уезжаем.

- Жаль, ну счастливого пути.

- Давай под шашлычок еще по стопарику, - предложил Николаевич.

Выпили, помолчали.

- Ты понимаешь, Петрович, удивительная вещь, чем я старше становлюсь, тем более юным вижу себя во сне. За последние годы хоть бы раз приснился себе в своем теперешнем возрасте. Нет! Только молодым, полным сил и здоровья. Когда был пацаненком, мне снились жуткие сны: война, немцы, горящие дома, меня ловят, пытают, расстреливают. Просыпался с криком. Я каждую ночь воевал. Видно сказалось то, что раннее детство прошло в годы войны, и «все, что было не со мной – помнил».

А сейчас в 60 лет мне чаще снятся школьные годы. То я снова участвую в спортивной олимпиаде, мы бежим на лыжах на дистанцию 18 километров. И если я сейчас обойду своего лучшего друга, сильнейшего лыжника, то стану чемпионом района. Мне снится, что я мчусь, как ветер, несусь с горы, вылетаю на главную улицу города и прибегаю к финишу первым. Я не устал, сил хоть отбавляй, кровь кипит в жилах, и я еще могу пробежать десять километров.

Недавно приснился школьный бал. Звучит музыка, я танцую с девочкой, от которой без ума, робко пытаюсь прижать ее к себе, что-то шепчу на ушко, а мы оба такие юные, красивые, порхаем в вихре вальса: мы не танцуем, мы летим!!!

А просыпаюсь… О, Господи!.. Со стоном встаю с кровати, с трудом разгибаю свою радикулитную спину, и мелкими шажками плетусь на кухню … Какой чудовищный обман! Моя душа осталась молода и не может смириться со стареющим телом. Через сны призывает взбодриться, помолодеть, показывая, как жизнь прекрасна!.. Эх, наливай, Петрович… И давай нажмем на пирожки, а то хозяйка обидится, - выпили еще.

- Хорошо пошла… Настоящая… Не суррогат…

Костер догорал, подлетела синичка, прыгает у скатерти, смотрит на мужчин, наклонив голову на бок, то одним, то другим глазом.

- Смотри, не боится. За лето они привыкают к нам. Я смородину собирал, так она у самых ног клюет оброненные ягоды. – Лев Николаевич отломил кусок пирога и бросил синичке. Настороженно поглядывая на людей, она быстро начала выклевывать начинку.

- Вот хитрющая какая! Ешь, милая, не бойся. - Мужчины тоже принялись за пирожки.

- Вкуснота! У моей жены такие не получаются … А мне вот все снится моя бывшая работа. Это и радостные и тревожные сны. Мне снится, что я все еще летчик, командир эскадрильи… Перегоняю самолет с неисправным двигателем из Конакри. На месте машину отремонтировать не позволяет техническая база, нужно перегнать на ремонтный завод в Москву. Все члены экипажа настоящие профессионалы. Я прогоняю во сне весь этот тяжелейший полет, просыпаюсь в поту, с болью в сердце, но продолжаю все еще мысленно садить на полосу неисправный самолет. Наконец, окончательно просыпаюсь, вспоминаю, что уже не летаю, и от этого становится еще тяжелее.

За этот полет я получил орден Знак Почета, а ребята - Почетные грамоты и по клочку седых волос.

Снятся и другие тяжелые полеты, например, через «Лужу», так мы называем Атлантический океан, в Нью-Йорк, Монреаль. Десять часов летишь над океаном, целых десять часов внизу под крылом вода, вода, вода!

А когда летишь в Гавану, через таинственный и зловещий Бермудский треугольник, да еще в грозу, когда от статического электричества горят лобовые стекла, когда молнии пляшут со всех сторон, и вот-вот полоснут по самолету… Это надо видеть! Это надо почувствовать самому! После посадки руки не можешь оторвать от штурвала, пальцы вцепились в него намертво, как у робота. И, только успокоившись, начинаешь с трудом отдирать, как будто рука вросла в штурвал.

- Петрович, а террористы когда-нибудь были у тебя на борту?

- Было однажды. Вбегает террорист с автоматом в кабину, кричит: «Летим в Швецию!», а второй пилот спокойно поправляет: «Не в Швецию, а в Пакистан». «Почему?» - орет террорист. – «А вон спроси у той бабки с мешком динамита».

- Я этот анекдот уже слышал, – оба смеются.

- А вчера смешно приснился мой давний друг второй пилот Жора. Я не виделся с ним лет двадцать, но до сих пор чувствую себя виноватым. Мы летали на Ли-2. Жора купил дорогие японские часы и был ужасно горд этой покупкой. Перед полетом в «штурманской» всем демонстрировал их необыкновенные качества. Постоянно на них посматривал и весь светился от удовольствия. Мы готовились к рейсу Архангельск - Нарьян-Мар. Взлетели, набрали нужную высоту, вышли на заданный курс, включили автопилот и расслабились.

Жора опять любовался своими часами. Он снял их с руки и передал мне, чтобы я лучше их рассмотрел. Я осмотрел со всех сторон, вытащил сторублевку (тогда это была четвертая часть зарплаты) и в шутку передал радисту:

- Заверни и выбрось.

Радист, разговаривая со штурманом, машинально взял часы и смятую купюру, чуть отодвинул ветровое стекло, и разряженный воздух мигом выхватил у него сверток. Он мгновенно задвинул окно и продолжал что-то выяснять со штурманом.

Мы с Жорой ошалело уставились друг на друга. Вот так пошутил!!! Первым опомнился Жора:

- Ты что, одурел?! Ты хоть видел, что выбросил?!

- Вроде - часы. А что, барахлят? Решил от них избавиться? Ну и правильно.

- Гад!! Это же новейшие японские часы! Ну, подожди!

Только сядем, я тебе так врежу! – радист растерялся.

- Командир, он что разыгрывает меня?

Я, посмотрев на лица Жоры, радиста и штурмана, вдруг начал хохотать. Я не знаю, что со мной было, но я не мог остановиться. Я весь сотрясался от смеха. Глядя на меня и радист со штурманом расхохотались. Жора как-то кисло заулыбался, хихикнул пару раз и тоже зашелся в смехе.

В кабину вошел бортмеханик, в его негласные обязанности входило приготовление кофе. Он остановился в дверях пилотской кабины с кружками кофе на подносе. Кабина сотрясалась от хохота. Он что-то говорил, но мы не слышали, мы ржали, как безумные.

- Ребята, вы что?! Что случилось? Вы не здоровы? – прокричал он.

Но мы не могли остановиться.

- Ребята, я сейчас принесу кислородные маски и аптечку, - испуганно сказал он и выбежал с кофе.

Через пару минут он вернулся. Мы уже выключили автопилот, и все напряженно работали. Бортмеханик растерянно смотрел на членов экипажа, ничего не понимая.

- Командир, - начал он. Я оглянулся, строго посмотрел на него.

- Что с вами, Евгений Михайлович? Вы что, заболели? Почему вместо кофе аптечку принесли?

Недоуменно посмотрев на аптечку, бортмеханик повернулся к выходу. Новый взрыв хохота потряс кабину … Часы я Жоре. конечно, купил, но он наотрез отказался их взять…

- Да-а. Странная штука эти сны, да черт с ними! Давай лучше споем нашу любимую. И они тихонько запели:

- «В городском саду играет духовой оркестр. На скамейке, где сидишь ты, нет свободных мест…».

Валентина Орлова


 
SvetaДата: Пятница, 27.04.2012, 12:33 | Сообщение # 6
!!!!!!!!!
Группа: Проверенные
Сообщений: 1049
Статус: Оффлайн
Рассказ понравился. С юмором, грустью и любовью вспоминает пилот о своей любимой профессии, о своих коллегах и друзьях, о том времени, которое уже не вернешь.Спасибо.
 
ВишенкаДата: Четверг, 03.05.2012, 09:51 | Сообщение # 7
!
Группа: Проверенные
Сообщений: 6
Статус: Оффлайн
Юрий Алексеевич, вот мой новый рассказ. Жду реакции моих читателей.
Прикрепления: 1818753.doc(62.0 Kb)
 
otkreyДата: Четверг, 03.05.2012, 10:15 | Сообщение # 8
!!!!!!!
Группа: Администраторы
Сообщений: 445
Статус: Оффлайн
БЕЗ ОТЦА


Валентина Орлова


Во дворе детского садика галдеж. Мальчишки хвалятся друг перед другом, чей папа лучше. Один мальчик принес из дома блестящую сабельку, другой – машинку, третий сказал, что ему папа сделал самокат.
- А мы в выходные с мамой и папой ходили в лес, жарили шашлыки, пели песни, бегали по лесу, - сказала черноглазая девочка.
- А мне папа купил трехколесный велосипед, - расхвасталась другая малышка.
Только Машенька сидела поодаль на скамейке, отвернувшись от всех, размазывая слезы по лицу.
Недавно папа бросил их с мамой, взял чемодан и уехал. Насовсем. Маша слышала, как мама несколько дней уговаривала его остаться.
- Юра, обдумай все, не спеши, не наделай глупостей, которые потом не поправишь. Все приходит и уходит, а семья остается. Семья – это святое. Неужели тебе не жаль ребенка? Маша такая ласковая, смышленая, она тебя так любит! А ты хочешь променять ее на какую-то размалеванную кралю. Даже самая большая любовь со временем проходит, а горе брошенного ребенка останется с ним на всю жизнь.
Отец молчал, ходил из угла в угол по комнате, много курил. Машенька не понимала, как может уйти от них навсегда, как же они будут жить без него. Машенька бывает иногда капризной и непослушной, и тогда папа ворчит:
- Машка, мне надоели твои капризы.
Маша решила больше никогда не капризничать. Она по два раза в день умывалась и мыла уши, что для ребенка равносильно подвигу. Тихо сидела за обедом, быстро все съев, убирала и мыла посуду. Когда папа курил и пепел падал мимо пепельницы, малышка бежала на кухню за мокрой тряпочкой и усердно терла клеенку. Ей шел пятый годик, но она уже знала азбуку и читала.
Она садилась за стол напротив папы и начинала читать по слогам. Но папа смотрел куда-то на стенку, мимо ее, и не замечал, какая у него умница дочка.
Вот и сейчас Маша прибралась в своем уголке, веничком подмела комнату. А потом забралась ему на колени, и, прижавшись к плечу, стала гладить его небритые щеки, ласково заглядывая в глаза. Он улыбнулся, поцеловал ее в лобик. Маша счастливо уткнулась носом ему в плечо, и ерошила его жесткие, коротко подстриженные, волосы.
- Папочка, я тебя очень люблю, - шептала она.
- И я люблю тебя, малышка.
В комнату вошла мама, она остановилась в проеме двери, грустно глядя на них.
Маша вскочила, взяла маму за руку, усадила ее на диван рядом с папой, а сама втиснулась между ними, целуя их и шепча ласковые слова.
- Папа, нам ведь хорошо вместе, правда? – с надеждой спросила она.
Мама с папой грустно вздохнули. Как она старалась понравиться папе! Она обещала быть в школе отличницей, дома быть послушной и хорошей помощницей. По утрам, когда папа собирался на работу, дочка носилась по комнате, подавая ему то галстук, то пиджак, всячески стараясь угодить отцу.
Но через неделю папа взял чемодан и ушел. Ушел

Навсегда.

А она ждала! Каждый день ждала, что он заберет ее из садика, что вечером он придет с работы и принесет что-нибудь вкусненькое. Утром она просыпалась и бежала в мамину спальню, на кухню, заглядывала в ванную, но папы не было.

Она стала плакать по ночам. Уткнувшись носом в подушку, шептала:

- Папочка, мне без тебя так плохо! Приди, пожалуйста! Ну хоть на минуточку, приди!!

Мама тоже ждала, вздрагивая при каждом звонке в дверь.
Прошло два года. Приближалось 1-е сентября. Мама купила дочке красивое платье, ранец, пенал, тетради и прочие необходимые в школе вещи.

Дед звонил и все повторял:

- Первый раз в первый класс. Это самый замечательный день в жизни человека. Это праздник. Все будут с цветами, нарядные. Всех будут провожать папы и мамы, будут фотографировать, снимать на видео. Этот день останется в твоей памяти навсегда.

Маша решила, что в такой замечательный день папа обязательно придет проводить ее в школу. Два года папа не приходил и не звонил, не дарил в день рождения подарки. Но он не может не приехать в такой день! Он придет! Он обя-за-тель-но придет!!!

От этих мыслей Маша повеселела, весело щебетала, напевала песенки, крутилась перед зеркалом. Она смотрела на свое зеркальное отражение и думала: «Вот папа удивится, увидев меня. За два года я так выросла. А мама такая красивая с новой прической. Он нас увидит и ахнет. И никуда больше от нас не уедет».

Первого сентября рано утром приехали дед с бабушкой, привезли цветы, новые туфельки для внучки, и сами были такие нарядные, как будто, это они идут в первый класс.

Мама наряжала дочку, а та поминутно оглядывалась то на дверь, то выскакивала на балкон, она ждала папу. Но папа не приходил. Может он придет прямо в школу?

Пришли к школе. Мама подвела Машу к группе ребят, которые стояли парами, а учительница держала в руках табличку с надписью «1-й класс А».

Учительница была молодая, красивая, звали ее Тамара Александровна. Машке она сразу понравилась. На ступеньках школы был установлен микрофон, тетеньки и дяденьки подходили к нему, и что-то громко говорили. Машенька не слушала их, она все глазами искала папу. Настроение стало портиться. «Может его крашеная краля не отпускает? Но он ведь сильный, он ничего не боится, он должен прийти!!!» Дед наклонился и шепнул на ухо:

- Манечка, все будет хорошо. Не надо грустить – сегодня твой праздник, - от этих слов у Маши глаза наполнились слезами.

Прозвенел первый звонок. Учителя повели первоклассников в классы. Маша стояла, как вкопанная, с отчаянием вглядываясь в прохожих за воротами школы. Вдруг папа опаздывает? Он придет, а ее уже нет. Ну не может он не придти сегодня! Ведь, его дочка идет в первый класс!

Учительница взяла ее за руку:

- Ты слышала звонок? Опаздывать нельзя, пойдем, дорогая, Тебе понравится в школе, у тебя здесь будет столько друзей!

Маша оглянулась на маму:

- А папа…

- Папа далеко, он не смог приехать. Но с тобой дед, бабушка и я. Иди, будь умницей.

Дети вошли в класс, учительница рассадила их всех по местам, за новенькие парты. Вошли чьи-то папы и стали их фотографировать. Маша наклонила головку вниз, закрыла лицо руками, из глаз потекли слезы. Папа не пришел. Она так давно не видела его. Ей часто снились сны, как они с папой катаются на каруселях, как он усаживает ее себе на колени и бежит, подпрыгивая, как коняшка.

Она два года терпеливо ждала, а он не пришел даже сегодня …

Маша разрыдалась. У нее началась настоящая истерика. После уроков у нее разболелась голова, она лежала в кроватке с пылающими щечками, молча смотрела в потолок и никак не реагировала на растерявшихся родственников.

---- «» «» ----


 
otkreyДата: Четверг, 03.05.2012, 10:16 | Сообщение # 9
!!!!!!!
Группа: Администраторы
Сообщений: 445
Статус: Оффлайн
Продолжение:

Учеба Маше давалась легко, она постоянно радовала маму Почетными грамотами. Время летело быстро, приближались летние каникулы. Ребятишки хвастались: одного отец берет в поход на байдарках, другому купили новый велосипед. Девчонки приносили в школу красивые новенькие игрушки.

Машина мама работала на двух работах, а денег все равно не хватало. Игрушки дарили в основном на день рождения дедушка с бабушкой. О велосипеде она и мечтать не могла. Маша так быстро росла, что мама едва успевала покупать то сапожки, то пальтишко, то платьице.

От папы не было никаких вестей. Однажды она спросила:

- Мама, а ты не знаешь, где живет мой папа? Он живет в нашем городе?

- Нет. Он живет далеко.

- А деньги он нам посылает?

- Деньги? – Удивилась мама. – Нет. Мы проживем и без его денег. Давай больше никогда о нем не говорить. Разве нам плохо с тобой? Я тебя очень люблю, и дедушка с бабушкой тоже. Ты у нас хорошая девочка. Мы тобой гордимся.

- А папа не знает и не гордится, - грустно прошептала Маша.

- Я не хочу больше о нем говорить! Никогда! – резко сказала мама.

Но Маше был нужен отец, очень нужен. Как бы ей хотелось когда-нибудь на перемене сказать: «А вчера мы с папой ходили в музей». Или еще куда-нибудь. Или мальчишке, который постоянно дергает ее за косы, сказать: «Еще раз дернешь, скажу папе, он тебе голову оторвет».

---- «» «» ----

В пятом классе у них появился новенький. У него тоже не было отца. Его отец воевал в Афганистане и геройски погиб. В класс приходили отцовские друзья воины-афганцы, рассказывали, какой он был замечательный и мужественный человек. Они подарили классу портрет героя, на его гимнастерке было столько орденов!! Весь класс гордился героем-афганцем, и к мальчику относились с большим уважением.

Машу вдруг осенило: «А может мой папа тоже погиб в Афганистане? Поэтому он и не приезжает к своей дочке? Ну, конечно! Он воевал и геройски погиб. А орденов у него наверное побольше, чем у Сережкиного папы. Может, он был майором или даже генералом». От этих мыслей она почувствовала и грусть, и гордость за отца.

- Вырасту, найду, где похоронен папа, и будем с мамой ездить и ухаживать за его могилкой, - решила она.

Теперь ей стало легче. Хвастовство ребят своими отцами уже не раздражало ее. Она только загадочно улыбалась, если б они знали, кто ее папа!

Летом на каникулы Маша приехала погостить к бабушке. С самого раннего детства все в бабушкином доме казалось таинственным и загадочным. Особенно привлекал ее внимание большой сундук, украшенный блестящим металлическим орнаментом. Сундук был всегда закрыт на большой старинный замок.

Когда Машенька была маленькой, наслушавшись бабушкиных сказок, она с опаской поглядывала на таинственный сундук. Ей казалось, что там под замком сидит закованный цепями Змей Горыныч или Кощей Бессмертный.

А в этот приезд бабушка открыла сундук, чтобы достать какую-то вещь, и Маша увидела его содержимое. Внутренняя крышка сундука была вся оклеена старинными фотографиями. Здесь были снимки прабабушки и прадедушки в старинных одеждах, свадебная фотография молоденькой бабушки и красивого молодцеватого дедушки. А вот и более поздние фотографии: здесь ее мама рядом с высоким красивым отцом, который держал на руках Маняшку. И вот опять они втроем: дочка сидит на коленях у мамы, а папа стоит рядом, властно положив руку ей на плечо. Маша залюбовалась фотографиями …

- Как бы я хотела знать, где похоронен мой папа, - прошептала Маша.

- Свят, свят, что ты такое говоришь, внученька? Живого человека хоронишь.

- Как живого? Разве он жив?!

- А что ему сделается? Живехонек!

- А ты знаешь. Где он живет?

- А кто ж не знает? В Челябинске.

- И ты знаешь его адрес?!!

- Знаю. Недавно его бывшие друзья были в Челябинске. Заходили к нему.

- Жив… Жив… Он жив… - с каким-то надрывом шептала Маша. - Он живет недалеко от нас и ни разу!!! Ни разу!!! За столько лет!! Ни одной открытки, ни одной игрушки!.. В первый класс я пошла без него!.. Он даже не хочет увидеть, какая я выросла, как я учусь!.. Я же его частичка, во мне течет его кровь… У него растет дочь, а он бросил ее как щенка и ни разу не вспомнил о ней… Столько лет я ждала… Столько плакала ночами, как скучала о нем… Лучше бы его не было в живых!! – Крикнула она. – Предателей всегда расстреливают, почему же он жив?!

- Что ты, внучка, что ты говоришь? Да разве можно такое желать своему отцу? – возмутилась бабушка.

- Отцу?! Мама права, у меня нет отца, и никогда не было. Никогда! - Маша зашлась в истерике. Она рыдала, что-то кричала сквозь слезы, срывая фотографии отца и разрывая их на мелкие части.

Наконец, успокоившись, засобиралась домой.

- Манечка, да что ты, милая, всего денек побыла у меня и уезжаешь. А я так радовалась твоему приезду, останься, внученька.

- Бабуля, я приеду к тебе дня через три, а сейчас мне нужно домой. Не волнуйся, я успокоилась, дорогу домой я хорошо знаю, - она поцеловала бабушку, схватила свою курточку и побежала на автобусную остановку.

Приехав домой, она вытащила альбомы и все пакеты с фотографиями, взяла ножницы, отрезала на снимках изображение отца и порвала в мелкие клочья.

- Вот теперь его нет… Нигде… Ни у бабушки, ни у нас…

---- «» «» ----


 
otkreyДата: Четверг, 03.05.2012, 10:18 | Сообщение # 10
!!!!!!!
Группа: Администраторы
Сообщений: 445
Статус: Оффлайн
Продолжение:

Шли годы. Казалось, что Маша навсегда выбросила из своей памяти отца-предателя. Она стала спокойная, очень ласкова и внимательна с мамой. Ей хорошо было с мамой, дедушкой и бабушкой. Казалось, что если бы она вдруг встретила отца, то спокойно прошла бы мимо, не желая даже разговаривать с ним.

Рана зажила, и не давала в последнее время о себе знать. Маше исполнилось семнадцать лет. Школа закончена, через пару дней должен быть выпускной бал.

Маша вытянулась, стала высокая, тоненькая, с двумя русыми косами, чернобровая, симпатичная.

Утром в день выпускного бала позвонил дед:

- Маша, не сердись на стариков, но мы решили сделать тебе сюрприз. Сообщили о твоем окончании школы отцу, рассказали, какая ты стала красавица и пригласили приехать на твой бал. Он обещал.

Ах, дед, дед! Ну, зачем ты разбередил уже зажившую рану?!

Маша всю ночь не спала, странные чувства одолевали ее. И любовь, и ненависть, и горечь, и обида. И она уже не хотела встречи, о которой мечтала тринадцать лет. Ее с утра лихорадило, все валилось из рук. В два часа дня за ней зашли подруги. Нарядные, веселые. Машенька тоже принарядилась, впервые распустила свои длинные локоны. Андрюша-одноклассник, которому Маша давно нравилась, восхищенно шепнул:

- Ты самая красивая девушка…

Дедушка с бабушкой тоже смотрели на нее с обожанием. Настроение немного улучшилось, молодость есть молодость.

И вот выпускной вечер. Сначала вручили аттестаты зрелости, директор и учителя произнесли напутственные речи, а затем выпускники дали концерт для своих родственников, учителей, друзей.

Все шло хорошо. Четвертым номером в программе была Маша. Она вышла на сцену нарядная, красивая, с пылающими щечками. Ее встретили аплодисментами. Маша спела песню про школу и учителей. И на «бис» начала петь вторую песню. Пропев один куплет, Маша вдруг увидела, как двери актового зала распахнулись, и на пороге появился высокий, красивый, седеющий мужчина. Маша замерла, напряженно вглядываясь в мужчину. Играла музыка, ей со всех сторон подсказывали слова песни, а она как загипнотизированная смотрела на мужчину. Она не видела отца тринадцать лет, и не знала как он сейчас выглядит, но она точно знала, что это он! Только она собралась крикнуть «Папа!!» и броситься со сцены к нему, как один из учеников подошел к мужчине, поцеловал его и повел к боковым креслам.

Сердце у Маши остановилось. Все закружилось перед глазами, она пошатнулась, гитарист подхватил ее и увел за кулисы. В зале заволновались. Прибежала директриса.

- Детка, что с тобой? На тебе лица нет!

- Извините… Я увидела привидение, – горько сквозь слезы прошептала Маша. – Сейчас все пройдет.

Подошла мама. Обняла Машу и тоже заплакала. Она все поняла.

- Мама, какая же я дура! – шептала Маша. – Ну сколько же можно верить и ждать? Сколько же можно? Даже деда обманул, сказал, что приедет.

Подбежал встревоженный Андрей:

- Маша, что случилось? Кто тебя обидел? Скажи, кому морду набить? Сейчас разукрашу любого!

- Отойди! Не верю! Никому не верю! Все вы одинаковы! И ты когда-нибудь самого близкого и родного человечка, как ненужного щенка выкинешь из своей жизни! – Маша выбежала из школы.

Андрюша бросился за ней, машина мама остановила его.

- Пусть она успокоится, не сердись на нее. Она сейчас никому не верит. Ей сейчас плохо… очень плохо…

- Зоя Васильевна, ее отец далеко живет от нашего города?

- Полтора часа езды на электричке.

- Всего полтора часа?! Я съезжу к нему, я должен посмотреть в глаза этому негодяю! Я все скажу этому подлецу! Он же всю жизнь ей испортил! Из-за него она теперь не верит никому!

- Не езди, Андрюша… Не надо… Прошу тебя…

---- «» «» ----


Но на следующий день Андрей, выпросив адрес Машиного отца у ее дедушки, уехал.

Он нашел старый обшарпанный дом с грязной загаженной лестницей. Дверь открыла подслеповатая старушка.

- Здравствуйте. А Юрий Дементьев здесь живет?

- Здеся. Только нет его сегодня, уехал дочку свою навестить. Скоро будет. А ты-то кто будешь, мил человек?

- Я сын его школьного друга. Здесь проездом, отец просил забежать, привет передать, да спросить, как поживает.

- Ну, заходи, коль так. Располагайся, будь, как дома. Сейчас чайку поставлю.

Андрей вошел в квартиру. Две небольшие смежные комнатки, старые обои, ветхая мебель. Сразу видно, здесь живет нищета.

- Так здесь и живет семья Юрия Михайловича?

- Какая семья, сынок? Была семья, да сплыла. Был он женат на красавице, добрейшей женщине, дочурочка – прелесть. Да видно бес его попутал. Увела его от жены шалава, ни кожи, ни рожи! Видно ночами бывает хороша, вот и потерял он голову. А какой был человек! Красив, умен, работал начальником цеха. Уважаемый человек! А его краля выпивала и его к водочке приучила. Рога наставляла на каждом шагу. Не выдержал он ее распутства, ушел. Запил.

С должности начальника цеха в рабочие перевели, а потом за пьянку и вообще с работы выгнали. Бомжевал, опустился совсем. Пожалела я его, сдала комнатку. Работает теперь грузчиком на рынке. Пропал мужик! Совсем пропал! О дочке очень скучает, плачет. Вот посмотри, какая она у него симпатюшечка. – Старушка протянула рамочку с фото смеющейся Маши.

Андрей взял фото в руки и долго и задумчиво смотрел на него.

- Любит он ее очень, но стесняется на глаза показаться. На бомжа стал похож, худущий, сгорбленный, седой, лицо пропитое. В сорок лет, а как старик выглядит. Поедет в их город, спрячется где-нибудь у дома или у школы и любуется издали. Все заработки уходят на водку, да на фотоснимки. Ты глянь-ка, у него целый альбом с фотографиями дочки, - она протянула ему большой пухлый альбом.

Андрей взял его, открыл первую страницу, и на ярком цветном фото увидел маленькую Машеньку с ранцем за плечами, с огромным букетом цветов. Рядом стояли мама, дед с бабушкой. А Машенька стояла спиной к школе, глядя куда-то в даль. В ее глазах была такая тоска, такая боль. Под фотографией карандашом написано: «Машка пошла в школу. Первый раз в первый класс».

2004г

Валентина Орлова.


 
ВишенкаДата: Среда, 16.05.2012, 08:56 | Сообщение # 11
!
Группа: Проверенные
Сообщений: 6
Статус: Оффлайн
НАТАША

На юге начался «бархатный» сезон. Море прогрелось, и было, как парное молоко. Но сильной жары не было. Я здесь со вчерашнего дня. Днем были процедуры: массаж, грязевые ванны, лечебная физкультура. И на пляж я только выбралась только в восьмом часу вечера.
На пляже звучала нежная музыка. Свет с пограничных постов освещал морские волны, беспрестанно шаря по побережью, небо на юге не темно-голубое, а черное-черное, сплошь усыпанное яркими звездами. Так вот, что значит «увидеть небо в алмазах»!
И музыка, и свет прожекторов, отражающийся в волнах, и эти алмазы на черном бархате ночного неба создавали ощущение блаженства и спокойствия.
Теплые волны нежно ласкали тело. Много ли надо человеку для счастья!
Я два года не была в отпуске. Ответственная работа, ночные бдения над документацией, постоянные сверхурочные и вдруг… Директор предприятия объявляет на совещании:
- Есть путевка в отличный санаторий. Путевка «горящая». Кто сможет сегодня же вечером вылететь?
- Я-я-я!!! – даже не подумав, выразила я свое страстное желание. Все заулыбались, а затем я озабоченно спросила:
- Путевка дорогая?
- «Горящая» путевка не может быть дорогой. Бесплатная. Профком и я из директорского фонда выделим материальную помощь.
- Так я бегу собираться?
- Сначала напишите приказ, кто вас будет замещать на время отпуска. Закройте все незаконченные дела. Назначьте и объясните все нюансы ответственным.
- Есть! – по-военному ответила я и выскочила из кабинета.
- Счастливая! – услышала я вслед.
Управившись с делами на работе, получив в профкоме путевку и деньги на дорогу, отправилась в поликлинику за курортной картой.
Мой ребенок отдыхал в это время у бабушки на Украине, муж находился в длительной командировке за границей.
- Я – свободна, как ветер!
Прибежав из поликлиники, лихорадочно побросала в дорожную сумку необходимые вещи, и помчалась на такси в аэропорт выкупать забронированный билет.

И вот я на море! Какое блаженство! А музыка! Тихая, нежная и шум волны. Я была счастлива. Санаторий славился лечебной грязью и находился рядом с грязевым лиманом. Грязевые ванны больные принимали в одном из корпусов. А «дикари», приехавшие без путевок, проникали на грязевой лиман с 6-ти до 8-и утра. Позже им не разрешалось находиться на территории санатория. Я вставала утром, выходила на балкон. На лимане вымазанные иссиня-черной грязью стояли почти вплотную женщины, мужчины и старики. Отдельной группой сидели в инвалидных колясках, кто уже не мог ходить. Тоже черные, только глаза и зубы блестят. Это было странное зрелище. На лимане не бегали, не дурачились. Люди не стеснялись стоять раздетыми, как будто грязь прикрывала их наготу. Видимо, все их мысли были направлены на выздоровление. И происходило чудо – люди излечивались и счастливые покидали санаторий на своих ногах.

---- «» «» ----

На следующее утро ко мне в комнату вошла молодая женщина.
- А меня поселили к вам. Не возражаете? – приятная улыбка, чуть заметный окающий уральский говорок. Ей было года двадцать три. Красивая, высокая, чуть полноватая шатенка.
- Меня зовут Наташа.
- Какое красивое имя – Наташа, Натали. Это звучит так романтично.
Наташа производила приятное впечатление. Вскоре мы с ней подружились. Она увлекалась всякой мистикой. Верила в реинкарнацию, то есть в предыдущие и последующие жизни, в НЛО, в то, что есть жизнь на других планетах, что Земля – живое существо со своими кровеносными сосудами, сердцем и легкими.
А я – материалистка, не верящая ни в какие приметы, ни в колдунов, ни в ведьм, ни в экстрасенсов, слушала ее, снисходительно улыбаясь. Это ее задевало, она горячилась, доказывая мне, что все в жизни человека предопределено еще до его рождения, чтоб что-то изменить, нужно приложить немалые усилия.
- Брось, Наташа. Меня не переубедить. Ну не верю я во всю эту ерунду! Ты прости меня.
- Не веришь? Хорошо. Дай левую руку. Видишь на ладони три большие линии: линия сердца, линия головы, линия жизни. А от них идут маленькие отросточки вверх или вниз. А вот звездочка, на линии сердца черная точка, а вот здесь сбоку маленькая косая черточка, романтическое приключение….
- Наташа, зря стараешься. Погадай лучше кому другому. Они будут благодарны. А я…
- Удели мне десять минут, и ты заговоришь по-другому.
Она взяла мою левую руку, сосредоточенно глядя на ладонь, стала рассказывать историю моей жизни. Она рассказала так, как будто прожила все эти годы рядом со мной и знала даже те секреты, которые были в моей памяти за семью замками. Снисходительная улыбка на моем лице сменилась удивлением. Я пыталась вспомнить, не встречались ли мы с ней раньше? Нет. Она живет на Урале, а я – в Москве. Наши пути никогда не пересекались. Когда она закончила гадание, я сидела потрясенная. Нет, что-то тут не так. Не верю! Не верю, что по линиям ладони можно узнать все основные вехи в моей жизни?! Может, она гипнотизер? И я нахожусь под гипнозом?
- Маруся, ты что? Очнись! Я что-нибудь не так сказала?
- Все правильно, спасибо, - я вышла из комнаты. На скамеечке у корпуса сидели две женщины. Я села рядом.
- Вы верите в хиромантию? Ну… когда по линиям на ладони узнают прошлое и будущее человека?
- Конечно! – ответила одна из женщин. – У меня столько брошюр по хиромантии, вырезки из журналов, газет. Хотите, могу «прочитать» ваши линии на руке?
- Да нет, спасибо. Уже.
Ну, Натали! Она выбила меня из колеи. Если б она говорила общие фразы, а то ведь все точно!
Несколько дней я находилась под впечатлением Наташиного гадания. Она это заметила и больше не говорила горячо и уверенно о прошедших и будущих жизнях каждого человека, об астрологии.
Она рассказывала смешные истории из ее жизни, какие книги любит читать, какую музыку предпочитает слушать.
С Наташей было легко и слушать ее о всяких чудесах было куда интереснее, чем женщин, которые в санаториях только и судачат о мужиках. Меня мужчины не интересовали, поскольку я – однолюб. А Наташа презирала курортные романы-однодневки.

---- «» «» ----

В столовой за столиком с нами сидели еще мужчина и женщина. Мужчина был невысоким крепышом с округлившимся животиком и розовым, как у поросеночка, лицом. Мне он поразительно напоминал бывшего премьера Гайдара. По характеру – весельчак, все время улыбался или громко смеялся. Развлекал нас всякими байками и анекдотами. Мы с Наташей с удовольствием его слушали и тоже смеялись.
Не смеялась только женщина. В первый день, когда она села за наш столик, тихо поздоровалась и представилась:
- Меня зовут Светлана Ивановна, - и все. Больше мы от нее слова не услышали. Пытались втянуть ее в наши беседы, но она только печально улыбалась и отвечала коротко: «да», «нет».
Женщина была красивая, но очень худая и изможденная. Наш «Колобок», как прозвала соседа Наташа, всячески пытался развеселить Светлану Ивановну, но она была где-то далеко в своих мыслях. Подумав, что она переживает по поводу своей болезни, «Колобок» стал утешать ее:
- Вас обязательно вылечат. Вы только настройтесь на победу. Здешние грязи творят чудеса. И с вами произойдет чудо, вы уедете здоровой и веселой, - успокаивал он.
- Со мной чудо уже произошло. Я воскресла, - тихо сказала она и вышла.
- Загадочная женщина… Что же с ней произошло?
Когда мы вернулись из столовой, Наташа вытащила из стола колоду карт и стала сосредоточенно раскладывать их на столе. Я уже ничему не удивлялась. Села напротив и внимательно слушала, что она шепчет.
- Тихо сиди, Маруся. Тихо. Сейчас мы многое узнаем о нашей загадочной соседке – Светлане Ивановне.
- Наташа, это не хорошо. Брось. Это вторжение в чужую личную жизнь.
- Может я смогу ей помочь? Прошу тебя, не мешай!
Она раскладывала карты в определенном порядке, шепча про себя:
- Что было, что будет, чем дело кончится, чем сердце успокоится?
Я сидела тихо, с интересом наблюдая за ней. Минут 15 она перекладывала карты, потом подняла на меня изумленные глаза.
- Ну, что? – нетерпеливо воскликнула я.
- Действительно чудеса… Еще никогда так не ложились карты… Это странно…
- Ну, говори, что там?
- Ты все равно не поверишь, - Наташа стала быстро переодеваться.
- Ты куда?
- Я должна найти эту женщину.
- А я? Я иду с тобой.
- Ты, Фома неверующий, можешь мне все испортить.
- В любом случае я буду молчать, как рыба.
- Хорошо, идем.
Мы прошлись по пляжу, заглянули на эстрадную площадку, где шел концерт самодеятельности, обошли вокруг танцплощадки, пошли по аллеям парка. Наконец, в тени деревьев, в беседке увидели Светлану Ивановну. Мы подошли к ней.
- Мы вам не помешаем? Хорошо здесь, красиво: море, пляж, лечебный воздух, но хочется домой! Через неделю у меня заканчивается срок путевки и … домой! А там меня ждет маленький песик. Бедняжечка, наверное, соскучился! Он такой хорошенький, и я о нем скучаю. – Говорила Наташа.
- У меня тоже был пес. Погиб из-за меня, - Светлана Ивановна расплакалась.
- Я очень любила своего пса. Такой умный и ласковый псина!.. Мы жили под Москвой в Салтыковке. В бревенчатом доме. Как-то решили взять щенка и вырастить из него хорошего охранника. Дети радовались щенку, тайком от нас, родителей, скармливали ему самые вкусные кусочки.
- А какой породы был щенок? – спросила Наташа.
- Восточно-европейская овчарка. Щенок вырос огромным, 75 сантиметров в холке. Кобель имел чепрачный окрас. Черная спина, седой живот. Я его очень любила, и он отвечал мне большой привязанностью. Я работала в Москве. Он каждое утро провожал меня до электрички, а вечером встречал. Мы не волновались за детей, когда они гуляли с Боссом. Знали, что он защитит их от любого хулигана.
Боссу было 8 лет, когда я тяжело заболела. Я долго лежала в больнице. Когда врачи «вытянули» из нас все деньги и поняли, что я безнадежна, а они неопытны и бессильны, чтобы не портить больничную статистику, выписали домой. Умирать… Пес без меня скучал, выл по ночам, плохо стал есть. Ходил угрюмый и все искал меня. Когда меня едва живую привезли из больницы, Босс не отходил от моей кровати. Лизал мое лицо, руки. Иногда в глазах его стояли слезы. Он как будто понимал, что теряет хозяйку. Вскоре он отказался от пищи, воды. Все время лежал у кровати, изредка поднимал свою обессиленную голову и долго печально смотрел на меня.
На 4-й день, когда дети были в школе, муж поставил на тумбочку кружку с водой и ушел в магазин. Я постоянно испытывала жажду. Потянувшись за кружкой, не удержала ее и уронила на пол. Жажда была невыносимой. И я решила, что смогу дойти до кухни за водой. Сделав пару шагов, я упала и в глазах потемнело. И тут же я почувствовала, что рядом со мной лег пес. Босс плотно прижался спиной к моей спине. Вскоре я почувствовала, что жар выходит из меня, прошла жажда. А затем какая-то успокаивающая энергия стала вливаться в меня. Я уснула.
Вскоре вернулся муж. Мы с псом лежали на полу. Я крепко спала, дышала ровно, лицо уже не пылало от жара. А рядом лежал мертвый пес. Муж перенес меня на кровать. Я проспала двое суток. Когда проснулась, почувствовала сильный голод. Болезнь отступила. Любимого пса около моей кровати не было. Мне сказали, что сосед на пару дней взял нашего Босса с собою в лес.
А на третий день соседка принесла банку козьего молока.
- Лечебное молочко. Давай-давай, милая. Выпей кружечку, а завтра я еще принесу. Молились мы за тебя. Боялись, что не выживешь. Деревенские старухи говорят, что собака взяла на себя твою болезнь и смерть.
- Как?! Разве Босса нет в живых?! – воскликнула я.
- Весь твой жар, всю твою болезнь он втянул в себя. А тебе отдал свою последнюю энергию.
Светлана Ивановна снова заплакала. И мы вместе с ней.

---- «» «» ----

За три недели отдыха мы с Наташей хорошо загорели, вдоволь накупались, от грязевых ванн меня перестал беспокоить позвоночник.
Светлана Ивановна тоже повеселела. «Колобок» постоянно крутился вокруг нее, не давая ей скучать.
Вечерами перед сном мы много читали. На книжном «развале» в городе Наташа накупила всяких книг по парапсихологии и астрологии. Астрология меня заинтересовала, я читала и донимала вопросами Наташу.
- Ната, ты сама-то хоть веришь, что по звездам можно предсказать судьбу человека? Ну, хорошо, я еще соглашусь с тем, что, если человек родился в период активности планеты Марс, то у него может быть воинственный агрессивный характер, а под созвездием Рака – человек любит одиночество, старается забиться куда-нибудь, чтобы его не трогали. Но предсказать болезни, талант, взлеты и падения в определенные годы … - это, извини меня…
- Да все очень просто, прочти работы профессора Олейника В.П., или книгу ясновидца Сафронова В.М. «Несусветная реальность» и другие. Вселенная сохраняет всю информацию о прошлом, настоящем и на их основе строит схему будущего. Наше подсознание состоит из собственного поля электронов, и, хотя поле электрона слабое, оно всепроникающее и охватывает всю Вселенную. Это Космический Разум. Все мысли, дела людей, исторические события за десятки тысяч лет там хранятся, и оттуда люди, обладающие определенными способностями, могут получать любую информацию. Болгарская ясновидящая слепая Вага по голосу, записанному на магнитофонную пленку, могла рассказать о человеке все. Даже то, где он сейчас, что делает и во что одет. А ясновидящий Сафронов, книгу которого мы купили, способен по фото рассказать о болезнях человека. В мире все определено.
- Да ну тебя! Чушь какая-то! По фотографии ставить диагноз!..
- Да нет, не чушь. Вот, например, из Москвы и Клина навстречу друг другу выехали Иванов и Петров. Уже предопределено, что они едут навстречу аварии, но они еще не знают об этом и никуда от этой беды не деться. Перед этим Иванов плохо спал, замучили тяжелые сны, проснулся с плохим настроением. Машина долго не заводилась, с тревогой в сердце сел в машину. Подсознание подсказывало: «Нельзя ехать! Вернись! Отложи поездку назавтра!». Но Иванов с тяжелым сердцем едет навстречу опасности. А рабочие ремонтировали дорогу, вырыли яму и ушли обедать, забыв поставить предупредительное заграждение. И авария случилась!
Вот это и есть судьба, Но если бы человек прислушался к своему подсознанию, он мог бы избежать опасности.
Все, Маруся, хватит теории. Завтра проведем практическое занятие. Начертим твою натальную астрологическую карту и уже по звездам узнаем твое будущее.
И вот мы выпросили в ординаторской большой лист бумаги и уселись за работу. Но вначале Наташа прочла целую лекцию по астрологии.
- Маруся, гороскопы, которые ты читаешь в газетах и журналах, отпугнут и самых любопытных. Ведь их составляют компьютеры, не учитывают возраст: от года до 90 лет. Вот и читает древний старичок, что у него на этой неделе будет большая прибыль в коммерции, и его ожидает романтическое свидание. Конечно, это – чушь собачья. А настоящая астрология – наука точная. Я забыла, чье это изречение, но оно звучит примерно так: «Если у вас не кружится голова от слова «астрология», то это лишь только потому, что вы до сих пор не понимаете, что это такое».
Астрология – это наука о человеческой генетике в космическом масштабе. Формирование зародыша человека повторяет все стадии эволюционного процесса органической природы. А в природе все находится под влиянием небесных тел. Рождение ребенка – процесс не хаотичный. Генетические процессы предопределены. И под какими планетами человек появится на свет, от этого зависит его судьба, характер, счастье, болезни и прочее.
Я утомленно вздохнула.
- Все. Молчу. Приступаем к практическим занятиям.
Ну и сложная работа, должна я вам сказать. Мы пыхтели над ней часа два. И хотя Наташа все подробно объяснила, рисуя звезды и соединяя их множеством линий, я все равно ничего не поняла и самостоятельно мне такую карту не начертить ни за что.
Получился круг, а в нем такая паутина линий!! Я с уважением и восхищением смотрела на Наташу.
И вот, наконец, мой гороскоп составлен. Здесь было не все так гладко, как в хиромантии. Мое прошлое, бесконечные переезды, мамины тяжелейшие периоды – все отразилось на карте. Правильно определен мой сумасшедший характер. Даже то, что мне нужна постоянно новая домашняя обстановка и я почти каждый год меняла мебель, обои в комнатах, покупала новые шторы и постоянно переставляла мебель. Одно меня возмутило, по гороскопу выходило, что у меня такое мощное стремление к власти, как у экс-президента России Бориса Ельцина.
- Ну, Наталья, нагадала. Тягу к какой-то власти я вообще никогда не испытывала. Ну, разве что, в семье немного покомандую и то чуть-чуть.
- Маруся, ты сиди и внимательно слушай, а обсуждать будешь потом. Дальше: у тебя сильная интуиция, и в пожилом возрасте проявится какой- то талант.
- Ну, это уже совсем неправдоподобно. Может, я, наконец, научусь вязать носки к старости? – засмеялась я.
- Смейся, смейся, потом ты вспомнишь все мои слова. Какие твои годы? У тебя все еще впереди, может, та-акой знаменитостью станешь!
Но многие черты моего характера, которые очень ярко проявлялись, по гороскопу не вырисовывались. Ну, значит, со временем мой характер изменится. Наташа предсказала мне частые переломы ног. Это верно. В детстве я падала с деревьев, ломая ноги. На коньках так умудрилась сломать ногу, что три месяца ходила на костылях. В общем, я очень много узнала о себе, о своей будущей жизни, о предстоящих болезнях, о счастливых днях. Она даже сказала, в какие годы меня ждут повышения по службе. Видя недоверие в моих глазах, Наташиному возмущению не было предела:
- Да пойми, ты! Это наука о генетике человека, который полностью во власти планет. Все сбудется! Поверь мне!
- Верю, - вздохнув, сказала я. – Тебе нельзя не поверить. Такая убежденность. В тебе есть что-то колдовское, Наташенька. Я еще не встречалась с такими людьми!
До отъезда оставалось только три дня.
- Ну, Наташенька, смутила ты мою душу. После встречи с тобой я уже и сама не знаю, во что верить. По линиям на руке ты мне нагадала, начертила натальную астрологическую карту и уже по звездам, составив гороскоп, предсказала будущее. Ну, а что скажут карты?
Наташа ликовала.
- Что, Фома неверующий, заинтриговала я тебя? Ну, давай, разброшу еще и карты.
Наташа разложила карты, долго рассматривала их, все больше и больше хмурясь. Потом долго сидела молча, озабоченно поглядывая на меня.
- Ну - не выдержала я.
- Как бы тебе сказать… В общем, тебе срочно надо ехать домой. Сегодня же или завтра утром.
- Господи!.. Что-то случилось с дочкой или с мужем?!
- Нет. Не с ними. Но с близким человеком. Давай помогу собраться в дорогу и провожу до аэропорта.
И я, ни капли не сомневаясь, поверив ее картам, забегала, собирая вещи. Когда прилетела в Москву и открывала дверь своей квартиры, вышла соседка:
- Маруся, тебе телеграмма. Сейчас принесу. – Она вернулась, держа в одной руке стакан с резко пахнущей валерьянкой, в другой – телеграмму. – Выпей сначала и посиди у меня. Успокойся.
Я вырвала из ее рук телеграмму: «Умерла мама» - сообщала сестра.
Забросив вещи в квартиру, я снова помчалась в аэропорт.

---- «» «» ----

Прошло два года. Я часто вспоминаю Наташу и все время пытаюсь понять, как можно по картонным листочкам с нарисованными на них дамами, королями и тузами увидеть, что у меня где-то далеко произошла беда?
А сегодня мне вдруг так захотелось ее увидеть или хотя бы услышать. Я нашла номер ее телефона и позвонила на Урал этой необыкновенной милой женщине.
К телефону подошла ее мама, и сказала, что Наташа вышла замуж и живет теперь в Германии.
- Как жаль, что не удалось с ней поговорить. Передайте ей привет и мои пожелания счастья и большой любви. И еще, что ее предсказания сбываются.
 
SvetaДата: Среда, 16.05.2012, 22:53 | Сообщение # 12
!!!!!!!!!
Группа: Проверенные
Сообщений: 1049
Статус: Оффлайн
Валентина Степановна, спасибо вам за ваши рассказы.Читаю с интересом и удовольствием ваши зарисовки о жизни, взаимоотношениях между людьми, о разных судьбах ваших героев.Творческих вам успехов.
 
ВишенкаДата: Вторник, 22.05.2012, 21:13 | Сообщение # 13
!
Группа: Проверенные
Сообщений: 6
Статус: Оффлайн
ПОГОВОРИ СО МНОЮ, МАМА

Валентина Орлова

Оля лежала в больнице, прихватило сердце. В палате, кроме нее еще лежала молодая женщина, ее звали Ирина. Приятная, услужливая женщина. Она все время беспокоилась о своих детях, оставленных дома.
- Ну, что ты волнуешься? – утешала ее Оля. – Они же не одни, с ними твой муж, он и накормит, и уроки проверит, и во время спать уложит. Это же его дети. Дай ему хоть раз в жизни самому позаботиться о них. Пусть он побудет на твоем месте, сразу оценит, каково тебе крутиться и на работе, и дома. Он тебе помогает по дому?
- В его основные обязанности входит обеспечение семьи продуктами. Наш холодильник постоянно забит. В выходные он, как грузчик, делает два рейса на рынок и каждый раз волокет две-три сумки. И все смеется: «На нашей фабричке без забастовочек, работаем без перерыва, жуем и жуем».
- Вы оба с мужем стройные, подтянутые, по вам не скажешь, что часто едите.
- Я много двигаюсь, все сгорает. Хотя я действительно часто перекусываю. Сказывается детство, когда постоянно хотелось есть. Мы жили без отца. У нас не было ни своего угла, ни огорода, ни подсобного хозяйства. Сколько я помню, мы постоянно снимали маленькие домишки на окраине. Мама работала на двух работах. А ночами шила одежду соседям и знакомым. Когда ей удавалось поспать, я не знаю. Я засыпала, она сидела за швейной машинкой, когда просыпалась, она была уже на работе. На столе стоял завтрак, а на стуле висела отглаженная школьная форма, я приходила из школы, на столе стоял борщ, укутанный полотенцем, и компот… а мама снова была на работе.
Мы виделись редко, но я никогда не чувствовала себя одинокой, постоянно ощущая ее присутствие где-то рядом. И, казалось, в минуту опасности стоит крикнуть: «Мама!», и она тут же окажется рядом, выручит из любой беды.
У нее была необыкновенно развитая интуиция. Мне казалось, что она всегда все знала про меня, и это меня иногда смущало. Я рано вышла замуж за военного и уехала с мужем на Камчатку. Мы ждали ребенка, но хотели преподнести маме сюрприз, ничего не писали. Но за три дня до родов она приехала к нам. Совершенно неожиданно. Как она нашла один из островков, на котором мы жили, где не было улиц, и только кучками стояло несколько домиков? Не представляю. Постучав в комнату, она вошла и весело сказала:
- Ну, что, озорники? Решили скрыть от меня такое важное событие? Ничего не выйдет! Неделю назад я увидела вас во сне, а между вами сидит девчушечка, ну вылитая я. Я сразу на самолет, пароход, и к вам.
- И кто же у вас родился? – поинтересовалась Оля.
- Конечно, девочка. И очень похожая на маму.
Однажды ночью Оля проснулась от какого-то легкого шума. Ира сидела в темноте у окна, смотрела на небо и что-то шептала, наверное, молитву. Может, ей стало хуже?
- Ириша, тебе плохо? Может вызвать дежурного врача? Я сейчас схожу, - Оля встала, зажгла свет.
- Нет. Не беспокойся. Я разговаривала с мамой, она где-то там, среди этих ярких звездочек. Я ей сказала, что пошла на поправку, чтоб душа ее была спокойна. Она всегда меня слышит. Вот и сейчас поговорила с ней, а только усну, она обязательно приснится и поговорит со мной. Мне общение с ней очень помогает. – Ира улыбнулась и, погасив свет, легла спать.

---- «» «» ----

Прошло несколько лет. Оля давно забыла о странной соседке по больничной палате.
В ее жизни наступила черная полоса, неприятности сыпались одна за другой. Сначала Оля похоронила маму. Это была страшная потеря. На похоронах Оля по полстакана выпивала валерьянки, но боль не заглушалась ни на минуту. Раньше Оле казалось, пока мама жива, все будет хорошо. А не станет мамы, и никто ей не поможет, никто не защитит. Уезжая домой с похорон, Оля взяла с комода большую, увеличенную фотографию матери. На обороте была приколота записка, как будто мама знала, что Оля после смерти возьмет именно этот портрет. В записке мама писала:
- «Доченька, меня скоро не будет, но ты не плачь! Это естественный процесс. Никто не избежит смерти. Но запомни: умирает только тело, а мозг, душа – это, как говорят умные люди, электронный компьютер. Это сгусток тончайшей энергии, и его в землю не закопаешь, он улетит в Космос. А это значит, что моя душа, мой сгусток энергии, всегда может оказаться рядом с тобой, ты только позови…».
Вернувшись с похорон, Оля повесила портрет на стену, и каждый раз, проходя мимо, она останавливалась у портрета, долго смотрела на него и повторяла: «У нас все нормально, мама. Пусть душа твоя будет спокойна».
Но после смерти мамы вдруг стало рушиться все. Оля потеряла любимую работу из-за интриг злых завистников, ее предали самые близкие люди, дети вступили в опасный подростковый возраст, что тоже давало себя знать.
Оля целыми днями бродила по городу в поисках работы, читала объявления, заходила в ближайшие предприятия, все напрасно. У Оли началась сильнейшая депрессия. Все валилось из рук, и главное, не с кем было поговорить, предала и самая близкая подруга, с которой дружили пятнадцать лет. Оле не хотелось жить, она плакала ночами, было так тяжело. И тут она вспомнила Ирину – соседку по палате и письмо матери «только позови…».
Она взяла портрет матери, поставила его перед собой, закрылась в пустой комнате, и, как на исповеди, говорила, говорила, плакала и снова говорила.
- Прости, мамочка, что побеспокоила тебя, но мне не к кому больше обратиться со своими бедами.
А ночью Оле приснился сон, что она приехала к маме в гости. Но не в тот дом, где она жила раньше. Это был совсем маленький домик, новые, желтые, только что обструганные бревна. Дверь в домик была открыта настежь, там было так светло. И свет был мягкий, нежный, обволакивающий. Ни окон, ни мебели в домике не было, только одна скамейка в дальнем углу, там сидела мама. Она была вся в сиянии света, улыбалась, ее лицо было спокойным и ласковым. Она была такая светлая, лучистая. Оля хотела переступить порог, подойти к ней, прижаться, поцеловать, но поток света у двери почему-то не давал ей войти в домик.
- Дочка, у тебя неприятности, знаю. Возникли сложности с работой, ухудшились отношения с мужем, подругами. Это все проходящее. Не переживай, скоро все уладится, все будет хорошо. Верь мне, очень скоро все уладится, все будет хорошо. Верь мне, очень скоро у тебя все изменится к лучшему, и помни, я всегда рядом…
В домике стало так светло, что образ мамы растворился в этом свете. Оля проснулась, ей было так хорошо! Перед глазами все еще стоял лучистый, светлый образ матери. На душе стало спокойно. Только смущало ее чувство вины, почему же она не зашла к маме, не обняла ее, не поцеловала, а разговаривала через порог, что-то ее удерживало, не пускало в домик.
Вскоре Оля нашла интересную, высокооплачиваемую работу, жизнь в семье понемногу стала входить в прежнее русло.
С тех пор Оля часто, закончив все дела по дому, уложив детей спать, подходила к портрету матери и говорила: «Поговори со мною, мама. Приснись сегодня мне». И мама снилась. Разговаривала, утешала, радовалась успехам, и всегда говорила, как маленькой: «Доченька, ничего не бойся. Я – рядом».
2005г
 
SvetaДата: Вторник, 22.05.2012, 21:21 | Сообщение # 14
!!!!!!!!!
Группа: Проверенные
Сообщений: 1049
Статус: Оффлайн
Сколько бы тебе ни было лет - пять или пятьдесят, тебе всегда нужна мать, её ласка, её взгляд. Пусть наши мамы живут долго.
 
otkreyДата: Среда, 23.05.2012, 09:52 | Сообщение # 15
!!!!!!!
Группа: Администраторы
Сообщений: 445
Статус: Оффлайн
Quote (Sveta)
Сколько бы тебе ни было лет - пять или пятьдесят, тебе всегда нужна мать, её ласка, её взгляд. Пусть наши мамы живут долго.

Согласен,только чаще это понимаешь,когда МАМЫ уже нет. "Что имеем не храним,потерявши плачем!"(С)


 
Форум » село Щелкун » Творчество наших читателей. » Орлова Валентина Степановна (рассказы)
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск:

село Щелкун © 2020